Константин,
Большое спасибо за то, что нашли время ответить на мой предыдущий вопрос... Вообще, приятно.
Как Вы думаете, может быть даже исходя из своего личного опыта или наблюдений за другими людьми, насколько реально человек может оценивать свои способности и избегать как излишнего преувеличения своей собственной значимости и талантливости, так и (зачастую нарочитого) их умаления? Сколько разума отпущено на это Создателем "человеку", как выясняется, далеко не всегда "разумному"?
Что, по-Вашему, может помочь, образно говоря, балансировать между "недооценкой" и "сверхоценкой", ступая именно на ту самую "золотую середину"? Ведь любая мания, будь то "комплекс Наполеона", или мания "ничтожности" (не знаю как это правильно называется по-научному), одинаково плачевно сказываются на развитии личности, тормозя её рост, в том числе и творческий.
Спасибо, Юлия


Юлия! Все ваши вопросы, так или иначе, вертятся вокруг одной, но пламенной страсти, имя ей - ГОРДОСТЬ, а это тема чисто богословская, поэтому я самоустраняюсь, предоставив слово своему духовнику:
"...Гордость имеет огромное число проявлений, и битва с ней - что с многоголовым сказочным драконом: три головы отрубишь, на другом месте три новые вырастают. Многообразие,порою непонятное, форм и видов гордостной жизни несравнимо с понятностью и ограниченностью проявлений других страстей.
Прежде всего надо отметить целый ряд проявлений гордости, названия которых начинаются с "само", что дает возможность в традиционной аскетике применять вполне стандартное слово "самость". Итак, перед нами букет "самостей".
САМОЛЮБИЕ - это любовь к своей душе в её данности, невозрожденной покаянием. САМОЛЮБИЕ - наиболее общая форма гордости, включающая в себя едва ли не половину всех гордостных движений души, а с другой половиной тесно связанная. Порою самолюбие приобретает особенно острый, почти болезненный оттенок, близкий к клиническому. Это бывает в тех обстоятельствах, когда ощущаются реальные или мнимые удары, личностно переживаемые с большой остротой. Тогда самолюбие выражается через такую форму гордости, как ОБИДЧИВОСТЬ, то есть склонность видеть и постоянно обращать особенное внимание на ущерб, по-видимому, нанесенный душе обиженного. Обида всегда возникает там, где самооценка личности чрезмерно высока либо вообще, либо в связи с конкретными обстоятельствами и лицами. Обидчивость проявляется в двух типах ситуаций. Первая: человеку кажется, что люди не оценивают по достоинству его высокие качества в целом или его проявления в некоторых обстоятельствах ("доброе дело", "подвиг"). Вторая: слишком резко оценивается людьми поступок или недолжное поведение человека, которое, по его мнению, могло бы быть оценено значительно мягче.
Таким образом, обидчивость оказывается связанной с такой формой проявления гордости. как ПОВЫШЕННАЯ САМООЦЕНКА, или, по терминологии известного духовного писателя девятнадцатого века святителя Феофана Затворника, - САМОЦЕН. Практически почти всегда, кроме тех случаев, когда покаяние становится устойчивой нормой нравственной жизни, самоцен, или завышенная самооценка - постоянное явление в жизни большей части падшего человечества.
Кроме проявлений обидчивости, в значительной степени нарушающих, а то и разрушающих человеческое общение, самоцен может приводить и к другим существенным ошибкам и тяжелым последствиям. Так, он может сказываться и обычно сказывается в совершенной удовлетворенности своим образом жизни, поведения, взаимоотношениями и т.д., тогда он выражается в САМОДОВОЛЬСТВЕ. Самодовольство в чувственном отношении всегда приятно, но поверхностно; да обычно и проявляется в личностях с неглубоким уровнем нравственной и душевной жизни. Именно поэтому при сравнении с другими видами гордости самодовольство может производить наиболее комичное впечатление (из-за несоответствия уровня претензий пошлой человеческой реальности).
Нередко близкое впечатление производят явления САМОНАДЕЯННОСТИ (особенно когда речь идет о сильно завышенных представлениях о своих возможностях). У людей самонадеянных решения принимаются в необоснованном понимании высот своих дарований (в частности, прогностических) и умений. Самонадеянный человек обычно живет в представлениях о безошибочности своих решений. Близок к самонадеянности и грех САМОУВЕРЕННОСТИ, отличие не очень заметно; оно состоит разве в том, что чувственное переживание самоуверенности связано с жестким ощущением своей правоты и потому рождает чрезвычайное недовольство при встрече с несогласием. Кроме того, направленность самоуверенности более разносторонняя; самонадеянность имеет вектор, в основном устремленный в будущее.
Самость, выражающая собою возвышение своей индивидуальности над другими на любом материале и в любой степени, часто раскрывающаяся и в прямом унижении других, принято называть САМОПРЕВОЗНОШЕНИЕМ.
Самость, утверждающая свою волю и свои желания как единственно значимые (без всякого внимания к желаниям и даже к необходимостям других людей), - САМОВОЛИЕ.
В тех областях жизни, где необходимо утверждение необходимых законов и порядков (например, богослужение или армейская дисциплина), такое самоволие - с установлением своих порядков - определяется как САМОЧИНИЕ.
Открытие и навязывание миру своей индивидуальной значимости во всех сферах бытия есть САМОУТВЕРЖДЕНИЕ.
Когда индивидуальность остро стремится выразить прежде всего свое собственное "я" в каком-либо творчестве - это именуется САМОВЫРАЖЕНИЕМ.
Наконец, последний вид самости - САМОСОЖАЛЕНИЕ является одним из оснований обидчивости. У человека, склонного к самосожалению, переживания того, что обстоятельства превышают его силы или всегда более тяжелы, чем у других людей, может быть постоянным и болезненным. В наиболее болезненном виде самосожаление перерастает в так называемый КОМПЛЕКС НЕПОЛНОЦЕННОСТИ (современное выражение того, что святые отцы называли "унижением паче гордости"). Обычно с ними связана МНИТЕЛЬНОСТЬ, порою приобретающая бредовый характер ожидания зла, либо вообще, либо по конкретному поводу. При комплексе неполноценности это ожидание зла как бы обосновано низостью и худостью , которые осознаются страдающим этим комплексом в гипертрофированной степени. Как и всегда, в таких случаях собственные притязания больше, чем возможности, что переживается как тяжелое САМОУНИЖЕНИЕ.
Одной из форм этого явления в религиозной жизни является ложное покаяние, состоящее в слишком тонком рассматривании, психологически глубоком видении своих грехов, но без переживания милости Божией, что делает покаяние самостным и бесплодным. В то же время гордость может проявляться в ПРЕЗРЕНИИ И НЕНАВИСТИ К СМИРЕНИЮ И ПОКАЯНИЮ как деланиям, принципиально направленным ПРОТИВ гордости. Гордый человек обычно не только в себе не выносит таких позывов, когда они случаются, но и в других людях; и в тех случаях, когда встречается с призывом ко смирению и покаянию или с теоретическими упоминаниями о них, он относится к ним с большой неприязнью.
Так обстоит дело у нецерковных людей. Церковные же люди с подобным устроением имеют СТЫД ИСПОВЕДОВАТЬ СВОИ ГРЕХИ и в таинстве покаяния стремятся не столько ВСКРЫТЬ, сколько СКРЫТЬ конкретность своей греховности, либо отделываясь общими фразами, либо сообщая малозначащие подробности.
Со всеми этими видами гордости в тесном контакте находится романтическая МЕЧТАТЕЛЬНОСТЬ О СЕБЕ. Если другие виды гордости связывают личность с реальной действительностью, только искаженно интерпретированной в той или иной степени, то степень интерпретации в мечтаниях о себе переходит грань реальности. Грех такой мечтательности, по-видимому, безобидный, пока мечтания не выходят за рамки внутреннего процесса, проходящего в области воображения, становится порой очень опасным, когда дело переходит в область взаимоотношений.
Очень существенным выражением гордости является ЖЕЛАНИЕ ЛОЖНЫХ СВОБОД ДЛЯ СЕБЯ. Поскольку падший человек в свободе обычно видит лишь возможность своеволия, то в зависимости от дурных вкусов и приманок мира своеволие представляет ему обширное поле для своего проявления. При этом помехи внутренние обычно в расчет не принимаются, к внешним же выстраивается крайне негативное отношение. В реализации этих свобод человек "самовыражается", что так ценно для падшего человека.
Целый пучок иных видов гордости действует во взаимоотношениях с другими людьми, в которых осуществляется противопоставление себя - другим, нередко довольно враждебное. Желание свобод для себя во взаимоотношениях проявляется очень часто в СТРЕМЛЕНИИ НАСТОЯТЬ НА СВОЕМ. Такого рода стремления разных людей могут взаимоотталкиваться, что выражается порою в ДЕРЗОСТИ (и в ее обычном виде - ХАМСТВЕ), порою в СОРЕВНОВАТЕЛЬНОСТИ (особенно в конкурсных условиях).
При насмешливом складе ума превозношение выражается в НАСМЕШНИЧЕСТВЕ, ИРОНИИ.
Если страсть гордости соединяется со страстью гнева, неизбежной становится постоянная КОНФЛИКТНОСТЬ.
Стремление настоять на своем, поддерживаемое и укрепляемое обычной практикой, особенно при природной властности, почти всегда разрешается в ЛЮБОНАЧАЛИЕ, стремление подчинить себе других. Любоначалие проявляется во всех сторонах человеческой жизни; естественнее всего - в армии и в производственных отношениях; далее - в семейной жизни, где муж стремится властвовать над женой (обычно грубой волей), жена над мужем (обычно - хитростью), родители над детьми (обычно волевым давлением), детьми над родителями (обычно капризами). Когда нет соответствующих условий, любоначалие проявляется в мечтательности. Обычный вид любоначалия в политике - ПОЛИТИКАНСТВО.
Вполне тривиальная форма гордости, осуществляемая в человеческих отношениях, - это ПОСТАВЛЕНИЕ СЕБЯ В ПРИМЕР ДРУГИМ.
Наиболее существенным образом гордость раскрывается все же в отношениях с Богом. По теперешним временам у людей неверующих это осуществляется в прямом и открытом СТРЕМЛЕНИИ ВОЗВЫСИТЬСЯ НАД БОГОМ, у людей верующих более прикровенно, в виде НЕПОВИНОВЕНИЯ ЗАКОНУ БОЖИЮ и вырастающей из него ХУЛЫ. Наконец, это стремление быть не ниже Бога у человечества в том строе философского движения мысли, которое можно назвать безбожным ГУМАНИЗМОМ. Гуманизм философский есть отвлеченное от связи с Богом и автономное сознание несравнимого величия человеческой природы, что особенно раскрывается в высших ее проявлениях.
Духовные писатели отмечают такой путь развития страсти гордости. Начинаясь от предпочтения себя всем, она проходит через этапы омрачения ума и сердца, пригвождения их к земному устройству, потери простоты и потери любви к Богу и к ближнему, ложных философий, ересей (не следует думать, что ложные философии и ереси являются привилегией людей образованных. Совершенно необразованная часть русского народа, например, вполне сознательно исповедовала коммунизм), невежества духовного и завершается безбожием и смертью души.". Протоиерей В.Свешников "Очерки христианской этики".

Печатая сей текст, я лишний раз убедился в том, что все виды этих "самостей", в той или иной степени присущи моей натуре, а стало-быть мне есть над чем поработать.
К.Кинчев.