|Апокриф |2018 |2017 |2016 |2015 |2014 |2013 |2012 |2011 |2010 |2009 |2008 |2007 |2006 |2005 |2004 |2003 |2002 |2001 |2000 |1999 |1998 |1997 |1996 |1995 |1994 |1993 |1992 |1991 |1990 |1989 |1988 |1987 |1986 |1985|

"В горнице моей светло..."

"Камчатский комсомолец", 03.11.87

Глупая ситуация сложилась - нервное, красивое лицо Кости Кинчева популярнее сейчас его песен.

Обложки журнала "Советский экран" с изображением его нагримированного лица уже "прикнопили" на шкафы в своих конторах молодые женщины. Продается пластинка с тремя песнями "Алисы", которой руководит Кинчев. Вышел фильм "Взломщик", в котором Костя играет одну из главных ролей. Все симпатично и забавно и... напоминает сцену из того же "Взломщика", когда выступает "Алиса" со своими умными и "больными" песнями, а публика танцует или кричит: "Лажа". Создается впечатление, что "Взломщик" предлагает зрителю только ахнуть: "Какие жуткие прически". Или: "Какая безысходность"...

Мало кто понял, что поет Костя с экрана. А поет он вот что:

Мое поколенье молчит по углам,
Мое поколенье не смеет петь,
Мое поколенье чувствует боль,
Но снова ставит себя под плеть!

Надо быть полным кретином, чтоб под такое танцевать. И об этом - как раз фильм.

Кто-то может возразить: не об этом. Дескать, рок-музыканты в фильме преподнесены бандой каких-то наркоманов. Это, действительно, несколько странно, ведь Кинчев, собственно, имеет высшее образование и вообще глубоко интеллигентный человек. А Олег Гаркуша из группы "Аукцион"! Тот самый, с острыми "пейсами", меняющий дикие очки на сцене и поющий: "Не хочу и не умею быть таким, как все". Его в фильме таскает от кафе по прозвищу "Сайгон" милиция за неподобающий вид, а он ведь сейчас представляет советское искусство вместе со своей панк-группой в ФРГ на гастролях! Перед авторами фильма стояла непростая задача - сломать застарелый стереотип.

Давайте подумаем, почему: фривольные оперетки - это: "наше", а вот Гаркуша, Кинчев, Гребенщиков, а раньше Макаревич - "не наше"?

Так же, как нестройная поступь духового оркестра в фильме, уродующая "Лебединое озеро", - "наше",а " Осенний блюз", спетый Игорем Семеновым из "Присутствия", да так, как это не снилось "Лед Зеппелин", это - "не наше". Авторы фильма, безусловно, утрируют. Ведь присутствует в действительности навязчивое мнение, что рок-музыка - это как наркомания, что от нее нужно нашу молодежь "лечить". Многие, слишком многие отрицают за молодыми (да и не только за ними) право петь собственные песни в той форме, в которой они реждены временем. Поэтому, наверное, и понадобилась такая аллегория: болезнь? - пусть. Но кто в ней виноват?

Я целиком согласен с Валерием Кичиным, автором "Советского эрана", в том, что "еще ни одно поколение не пыталось создать такое остросоциальное искусство. Искусство - во имя исцеления".

Но надо ли лечить молодежь то искусства? Чтобы убить стремление к поиску правды, к самовыражению, чтобы получить поколение пустоглазых роботов, которых можно заставить делать все что угодно и в то же время - ничего путного... Да, авторы фильма рисуют это искусство как болезнь, специально подчеркивая резкий контраст между "нормальными" и "ненормальными" музыкантами. Но давайте проанализируем: неужели на самом деле нет "раскола" между "официальной" самодеятельностью, копирующей второсортную эстраду, и живой, не вписывающейся в рамки ДК, неофициальной "неформальной" музыкой и песнями?

Я начал петь на своем языке.
Уверен, что это не вдруг...

Значит, есть? И какой контраст!
И еще один резон. Мы думаем, ни для кого не секрет, что русский рок-н-ролл уже лет пять, как вышел из "подвалов", что, как оказалось, вполне способен представлять СССР в акциях "ЮНИСЕФ" ("Аквариум"), либо гастролировать в Польше ("Джунгли"), или в ФРГ ("Аукцион"), или в Финляндии ("Зоопарк"). Наверняка не секрет ни для кого, что это произошло "не вдруг". Так почему же "Взломщик" сделан как репортаж с самого "дна жизни"? А вот почему. В то время как всем угодные филармонические звезды "отстраивались" в столичных пригородах, ездили на "фордах" и "тойотах", а иные и уезжали - кто в Америку, кто в Израиль, за все несправедливости расплачивалась именно молодежь. Внутренней опустошенностью, наркоманией. Так же, как за пустоту жизни, за алкоголизм отца расплачиваются самый юный персонаж фильма и его старший брат-музыкант. Жалко, что, когда ангелоподобное существо запевает "В горнице моей светло...", многим невдомек: певица, получившая за эту песню все награды, уже давно живет в США...

Но зато как хорошо, "по-нашему" звучит песня! Не то что у дикого взломщика устоев, к тому же разложенца и наркомана:

"Мое поколение молчит по углам..."

Игорь Мальцев

© Константин Кинчев. При использовании материалов ссылка на www.alisa.net обязательна.