|Апокриф |2018 |2017 |2016 |2015 |2014 |2013 |2012 |2011 |2010 |2009 |2008 |2007 |2006 |2005 |2004 |2003 |2002 |2001 |2000 |1999 |1998 |1997 |1996 |1995 |1994 |1993 |1992 |1991 |1990 |1989 |1988 |1987 |1986 |1985|

"МЫ ВМЕСТЕ!"

 В.НЕДОГОНОВ.

Газета "Комсомолец Донбасса" от 19.04.88.

 


- скандировал зал на концертах ленинградской группы "Алиса", чьи гастроли в Донецке организовало объединение молодежных клубов Донецкого горкома комсомола.

Душно! Крохотный мединститутовский зальчик съежился, наполненный до отказа движением, нетерпеливыми хлопками. Натянутая струна ожидания. Пустая сцена, уставленная аппаратурой.

Лишний свет официальных, таких ненужных сейчас верхних люстр. Чужой свет за окнами (а нужна ночь и прожектор, и вспышки, и все это будет, но позже).

Разные лица. Степенное семейство, нарядные пары средних лет, пришедшие "в концерт". Любопытство кожаных мальчиков и деланное равнодушие "припанкованных" девчонок. Заклепки. Браслеты. Давка в проходах, где сидят на коленях друг у друга, стоят, словно в набитом трамвае. Свет гаснет/

Вырываясь нервным раскалённым клубком, огненным, ритмично вздрагивающим шаром, в крохотном зальчике звучит рок. Торжествует рок, ставя хотя бы сегодня последнюю точку в многотрудных дебатах на тему быть ему или не быть. Его язык понятен тем, кто хочет понять, кто жаждет действий и в своей непознанной буйной неуправляемой энергии ищет поддержки и дружеской руки.

Да, рок. Называй его классическим, тяжелым или железным,, он всегда вырвется из искусственных препон, сметет словесные границы и подчинит себе жестким ритмом, чеканностью фраз, мускулистым напорем и давлением звуков.

Отстраниться. Воспарить. Взглянуть на все здесь чужим взглядом. Увидеть удушливый "концертный" дым, разноцветные световые столбы и гигантские тени на стене, услышать только грохот. Всего лишь грохот и ничего больше. Ностальгически вздохнуть о былом, когда все было тише, лиричнее, когда все было совсем не так. Отстраниться... Нет не получается! Из манной жижицы канувших в небытие ВИА (чей чинушеский язык впервые выговорил этого аббревиатурного уродца?), из тошнотворности стихоподобных пустышек (я люблю тебя, а ты ушла, а ты с другим и т. д. и т.п.) - в наш мир прорвался иной голос. Низкий с оттяжкой, умеющий быть то жестоко металлическим, то удивительно беззащитным, слабым и одиноким. Знакомый голос, который слышали миллионы кинозрителей в нашумевшем фильме "Взломщик" и на скромном миньоне (как все же неповоротлива пока наша пластиночная "фирма". 0на торопится сообщить о выходе новинки заведомо обрекая нас на томительное ее ожидание месяцы и годы. Так происходило со второй пластинкой группы "Аквариум", то же самое сейчас с " Алисой"):

Здесь нет и не может быть поблажек. Или ты с нами, или нет. Но пустая холодная декларативность не для "Алисы". Скромные призывы с "руками в карманах" ныне только раздражают. Помнятся еще времена, когда боготворимый Макаревич тоже призывал всех неведомо куда, и мы верили его эзоповому языку, ибо понимали: пока что иначе петь нельзя. И были благодарны. Новые времена словно сдернули плотную ширму. Все увидели на втором плане других, и эти другие уже не просто призывали. Они нашли в себе силы рваной, жестокой строкой сказать: мы устали молчать, нам нужен воздух, хватит пялиться вниз. И они-то прежде незаметные, а то вовсе безвестные, стали впереди, а "Литературная газета" опубликовала "Эпитафию "Машине времени".

Истинный рок всегда социален, пустые тексты мгновенно гасят его нервное пламя. Как долго мы понимали это, пытаясь подладить под классические роковые музыкальные фразы что-то малозначительное.

Но вот мы услышали "Алису"...

Взорванная энергия зала. Взметенные руки. Кто и когда сказал, что это нужно слушать по стойке смирно (а ведь было же, усаживали, "воспитывали". выводили из зала. Было, но к счастью, не в этот раз). Свист, крики, почти детские всхлипы соседнего металлиста (это когда на сцене остался один лишь Кинчев и гитара). Отрывочно понятные фразы (смириться что ли с тем, что у нас нет и не будет хорошей аппаратуры?). Но большинству в этом зале нет смысла прислушиваться к словом: все выучено почти наизусть (но, увы, не по пластинкам - по самодельным записям).

Нужно ли долго распространяться о несбалансированности и грубоватости текстов? Конечно, нет. Потому что начищенная до блеска фраза часто мертва и, напротив, больше веры шероховатости, бесцеремонному максимализму.

Вот сейчас поймал себя на мысли: не могу процитировать ни строчки из текстов "Алисы". Надо бы, но со слуха нельзя - не избежать ошибки - а проверить негде - нет у нас настоящего молодежного музыкального журнала, где все это можно будет публиковать.

Были бы тексты, стали бы рельефнее и "Алисины" промахи - и она не избежала словесных трафаретов. Напечатать бы музыкальный текст - и еще отчетливее выявился бы порой чрезмерный классицизм этой группы - боязнь отойти от канонов международного рока (а ведь ведущие "звезды" все больше сейчас пытаются найти в нем что-то свое).

...Еще лет пять назад из выставленных "на всю ивановскую" динамиков по вечерам неслись лихие заморские ритмы диско, и все вздыхали: "Снова импортное крутят, все перед Западом спину гнут. Когда уж сами-то научимся?".

Научились. В весенних парках на лавочках ныне крутят "Черный кофе" и группу Игоря Сукачева, "Браво", "Аквариум" и "Алису".

Правда, и теперь находятся такие, кто не прочь и пожалеть о былом (там хоть слов было не разобрать, все - безопасней). Но их время миновало. Мы устали ждать, и нам есть что сказать. Об этом поет "Алиса".

© Константин Кинчев. При использовании материалов ссылка на www.alisa.net обязательна.