|Апокриф |2018 |2017 |2016 |2015 |2014 |2013 |2012 |2011 |2010 |2009 |2008 |2007 |2006 |2005 |2004 |2003 |2002 |2001 |2000 |1999 |1998 |1997 |1996 |1995 |1994 |1993 |1992 |1991 |1990 |1989 |1988 |1987 |1986 |1985|

<Красный клин> против <акул шоу-бизнеса>

Газета <Румба> № 20, 1989 г., Нина Барановская

 

После долгих лет подполья для рокеров вместе с перестройкой началась эпоха легализации. Множество концертов, прорыв на радио и телевидение. Этот прорыв не назовешь ураганным, но и то хлеб, как говориться. Появилась возможность зарабатывать себе на жизнь не охраной промышленных объектов, не поддерживанием огня в топках кочегарок, не подметанием улиц, а рок-музыкой. На коммерческие рельсы встали многие рок-клубы, молодежные культурные центры. И это новшество - коммерциализация любительской рок-музыки - поставило перед музыкантами целый ряд проблем. Нередко эти проблемы оказываются неразрешимыми. Распадались крепкие, сложившиеся команды, другие начинали изменять себе. Наметился определенный тупик. Где выход из него? Как противостоять натиску нуворишей отечественного шоу-бизнеса, делающих на рок-музыкантах немалые деньги?

Четыре ленинградские рок-группы пришли к решению организовать свое объединение. Рассказывает лидер группы <Объект насмешек> Александр Аксенов, более известный в рок-среде под именем Рикошет:

n     Наше объединение называется <Независимая ассоциация свободных музыкантов>. Идея его создания принадлежит Косте Кинчеву, лидеру <Алисы>. Он предложил объединиться четырем группам, близким по своей направленности -  скорее социальной, чем музыкальной. Это группы, которые у нас принято называть группами <Красного клина>: <Алиса>, <ДДТ>, <Телевизор>, <Объект насмешек>. У всех четырех групп ярко выраженная антитоталитарная, антифашистская направленность.

n     А с какой целью вы объединились?

n     С целью самосохранения. Сейчас начинается нешуточная борьба с концертной мафией. Нашу группу мафия пока не тронула, но нет гарантий... Кроме того, вместо удобнее заниматься концертной деятельностью. У нас  в планах и создание своей студии звукозаписи.

n     Вот опять говоришь, отчаянная борьба... Сейчас принято считать, что наоборот все стало проще, все разрешено. Так о какой  борьбе ты говоришь?

n     У нас в стране существует деление на музыку эстрадную и рок-музыку. И вот те люди, которые занимаются эстрадой, обеспокоены. Рок-музыка и эстрада не имеют точек соприкосновений. Выйдя из подполья, рокеры в известной степени стали забирать хлеб у <эстрадников>, у тех людей. Которые контролировали мощные площадки, стадионы. Хотя у рокеров нет таких средств - преимуществ на фирме <Мелодия>, на телевидении. Сейчас, правда, кое-что делается. Но это мизер по сравнению с тем засильем физиономий звезд эстрады, которые буквально каждый день не слезают с экранов телевизоров. Тем не менее, идея живет, некоторые рок-группы процветаю даже при отсутствии рекламы, при отсутствии возможностей для звукозаписи, отсутствии аппаратуры и т.д. И началась борьба со стороны людей, занимающихся эстрадной музыкой, создающих всевозможные музыкальные центры, театры-студии. С их стороны пошли уже прямые, достаточно агрессивные действия. Были, скажет, случаи с группами <Алиса>, <ДДТ>.  Им, что называется, перекрывали кислород. Например, на гастролях в кассах не было билетов, а потом они начинали вдруг продаваться, но лишь за 40 минут до начала концерта. А если учесть, что концерты стадионные, то понятно, что зал будет заполнен в лучшем случае на одну треть.

n     Тут сразу возникает вопрос: ведь организаторам концертов это не выгодно. Они просто горят в такой ситуации. Не может ли быть так, что эти концерты действительно не вызывали интереса?

n     Дело в том, что к музыкантам подходили люди и говорили: или вы нам заплатите какую-то сумму, или вообще ничего не заработаете, не получите неустойку и т.д. Другой пример: организаторы посылают группу в город, который, как говориться, стоит на картотеке. То есть средств у местных организаторов нет, они кругом должны, и музыканты в лучшем случае получат свой гонорар к девяностому году. Это делается для того, чтобы склонить к сотрудничеству. А перед поездкой какой-нибудь центр  или студия говорит: ребята, туда ехать не надо, вы лучше с нами работайте. И после поездки: мы же вам говорили! Видите, без нас вам не обойтись. Некоторые группы уже склонились к сотрудничеству с <сильными мира сего> - скажем, <Калиной мост> , несколько раньше <Наутилус>.

n     Про цели понятно, а ваши задачи?

n     Главная задача - добиться, чтобы те, кто хочет попасть на наши концерты, действительно туда попали. Нам чужого хлеба не надо, но наша публика пусть получит возможность встречи с нами. То есть организовать нормальную концертно-гастрольную деятельность. Еще мы хотим предложить примкнуть к нам <Калинову мосту> и <Чайфу>.  Так как сейчас рок-клубы, поставленные на рельсы жесткого коммерческого рынка, не способны что-то предпринять для групп, приходится все делать  самим. Другая задача - создание своей студии, выпуск альбомов, реклама - то есть то, что на Западе делается уже давным-давно. Естественно, четыре или шесть - сколько нас будет - групп не будут использовать эту студию беспрерывно. Таким образом, мы сможем дать возможность записываться в ней каким-то новым перспективным командам. В стране много хороших групп, которые непопулярны только потому, что пишутся на бытовой технике.

n     Вы предполагаете давать концерты единым блоком?

n     Да. Скажем, в одном городе каждая группа дает по четыре концерта. Из заработанных денег будет создаваться общий фонд на приобретение оборудования для студии и других целей.

n     А будет ли у каждой группы определенная самостоятельность?

n     Конечно.

n     Если вернуться к разговору об эстрадной  мафии, если принять ее всерьез, не боитесь ли вы, что, чем сильнее вы станете, сплотившись воедино, тем активнее она будет противоборствовать? Не боитесь вызвать огонь на себя?

n     Ну и вызовем наверняка. Зато другим будет легче, тем, кто пойдет за нами. Кто-то же должен падать на амбразуру.

© Константин Кинчев. При использовании материалов ссылка на www.alisa.net обязательна.