|Апокриф |2018 |2017 |2016 |2015 |2014 |2013 |2012 |2011 |2010 |2009 |2008 |2007 |2006 |2005 |2004 |2003 |2002 |2001 |2000 |1999 |1998 |1997 |1996 |1995 |1994 |1993 |1992 |1991 |1990 |1989 |1988 |1987 |1986 |1985|

ИСКУШЕНИЕ АЛИСОМАНА,

или трагедия, переросшая в мелодраму

газета <Ленинские искры> № 6, 27 декабря 1990 г., Павла Вачеки, 15 лет

 

 

Вот ты сидишь на полу, и рядом с тобой два твоих самых верных друга, которые уж точно никогда не предадут и не бросят тебя.  Да, все правильно: это телефон и твой любимый <маг>. Ты вставляешь потрепанную,  и кое-где даже поломанную, но зато  самую желанную кассету. И вот, сквозь шум настраивающейся аппаратуры, сквозь сквозящие нетерпением выкрики бесчисленных фанатов, сквозь треск черт знает чего наконец-то раздается голос - голос, который десятки тысяч алисовцев узнают с любого расстояния...

И тебя уже нет, ты растворяешься в этом треске, шуме, а главное - в музыке и словах. В музыке и в словах, ради которых ежегодно во всех городах Союза, которые соизволит посетить <Доктор Кинчев со товарищи>, собираются толпы алисоманов. И ты уже видишь себя в этой толпе, размахивающего красным шарфом или пионерским галстуком и вместе со всеми кричащего слова, которые уже давно стали своеобразным девизом всех алисовцев. Ты погружаешься в самую счастливую для тебя атмосферу...

И вот где-то в середине концерта Костя говорит, что следующая песня требует предыстории и поясняет: <Вы знаете, почему задержался сегодняшний концерт? А просто потому, что я вышел встречать свою беременную жену, а <менты> ее не пускали. Как с этим бороться - не знаю...> И зал в ответ грохочет и неистовствует. И ты вдруг понимаешь, что зал орет, негодуя, и ты вместе в ним не потому, что вам есть дело до Костиной жены, а просто потому, что Костя произнес самое ненавистное всем присутствующим слово <менты> ... И тебе вдруг становится жутко противно от этого хамства и всего остального, чего ты раньше не замечал, а может быть, просто убеждал себя не замечать, а сейчас вдруг слишком остро начинаешь чувствовать сквозь любимые песни.

И тебе хочется бежать куда угодно: на улицу, на Невский, подальше от <Алисы>, от этой <Алисы>... Ты заходишь в троллейбус, в трамвай, и там в спину тебе несется -  ты умеешь только громить и ломать, и как это у тебя наглости хватило после всего того, что происходит по окончании концерта <Алисы>, ближе, чем на километр приближаться к метро... Ну ладно,  наконец пытка общественным транспортом окончена и тебя со многими другими, такими же измученными людьми электричка выплевывает на Невский. Да, именно туда, куда так яростно стремился.  И ты идешь по любимому проспекту, и вроде бы вольно дышится, и вроде бы вновь все прекрасно... Но стоп. Навстречу тебе попадаются алисоманы. Мимо первых трех ты проходишь с твердым намерением , что с <Алисой> покончено. Но Боже мой, кажется, что весь Невский в этот день специально населен черно-красной гвардией. Господи, как хочется тебе с криками <Мы вместе!> влиться в эту толпу. Да, именно в эту толпу, которая давно заменила тебе дом, семью и все остальное. Еле-еле сдерживаясь, ты продолжаешь свой путь, стараясь не обращать ни на что внимание. Как вдруг твой взгляд начинает скашиваться на изрядно потрепанную ветром, и не только им, афишу, и вот, рискуя заработать <спортивное косоглазие> , ты внимаешь черно-красным буквам, начертанным на белом фоне, и усекаешь, что  с 26 по 30 сентября сего года в СКК пройдут сольные концерты <Алисы>. Не веря своим глазам, ты перечитываешь еще и еще... И ты начинаешь считать минуты и секунды до долгожданного концерта.

И забывая не только о том, что буквально 20 минут назад дал себе слово, что с <Алисой> покончено раз и навсегда, забываешь обо всем на свете, ты несешься к первой попавшейся телефонной будке... И проклиная все на свете, проклиная свою память, потому что не можешь вспомнить позарез нужный тебе номер, проклиная автоматы, которые работают - один из двадцати семи - и вот наконец после десяти неуспешных попыток тебе удается дозвониться до своих друзей, ты стараешься как можно скорее вылить им на голову информацию, столь же желанную и радостную, как и для тебя, и тут же просишь немого подождать, говоря, что максимум через 50 минут ты будешь дома и сможешь не обманывать телефон, вставляя вместо двушки спичку, - спокойно, не торопясь, удобно устроившись,  опять-таки на полу, подробно обсудить все, что касается будущего праздника, ибо это будет воистину праздник...

И ты спешишь, нет, ты мчишься, летишь домой. Домой, к телефону. Одной ркой крутишь телефонный диск, набирая чей-то номер, а другой ставишь эту злосчастную кассету, с которой, пожалуй, все и началось. И, уже не обращая внимание на хамство, крики и все остальное, что тебя совсем недавно раздражало, ты вновь сливаешься с любимой группой, хотя и осознаешь, что опять будут побои до и после концерта, будут погромы в метро, вызванные "доброжелательными" действиями милиции, будет ненависть народа в отношении "Алисы" и ее поклонников.

Пожалуй, все. На этом можно было бы закончить. Но вновь и вновь тебе в голову приходят слова, сказанные "Рок-дилетантом", и ты убеждаешься в их правоте. Ведь действительно: "Рок - это не болезнь потерянного поколения, это его сущность!"

© Константин Кинчев. При использовании материалов ссылка на www.alisa.net обязательна.