|Апокриф |2018 |2017 |2016 |2015 |2014 |2013 |2012 |2011 |2010 |2009 |2008 |2007 |2006 |2005 |2004 |2003 |2002 |2001 |2000 |1999 |1998 |1997 |1996 |1995 |1994 |1993 |1992 |1991 |1990 |1989 |1988 |1987 |1986 |1985|

Пресс-конференция К.Кинчева в программе "Акулы пера"

канал (ТВ-6) - март

Ведущий: Я приветствую всех, кто решил провести время в компании “Акул пера”. Сегодня у нас в гостях поистине культовая персона - человек, который сумел своими песнями достучаться до сердец целого поколения. В “Акулах пера” - Константин Кинчев.

Аплодисменты.

Ведущий: Да, пожалуй, это самая продолжительная овация, Вас действительно очень любят. По традиции, небольшое заявление для прессы. Вам слово.

К. К.: Ну, прежде всего я действительно тронут таким приёмом, и могу сказать одно: моё заявление будет состоять из того, что никакого заявления не существует.

Ведущий: Небольшая справка: Константин Кинчев родился в Москве. Музыкальное образование сегодняшний гость “Акул пера” пытался получить дважды. И оба раза он смог проучиться всего год. Сначала - в певческой школе при Большом театре, а затем в студии джазовой импровизации. Реальным местом учёбы для господина Кинчева стали танцплощадки города Красногорска, где он практиковал в составе различных ансамблей. В начале восьмидесятых Константин - активный участник квартирных концертов. А в 84-м году выходит его первый магнитоальбом “Нервная ночь”. Тогда же господин Кинчев становится лидером “Алисы” и в 85-м году появляется первая пластинка группы под названием “Энергия”. За время, прошедшее с тех пор, участники “Алисы” выпустили десять альбомов, обрели целую армию поклонников, а также репутацию самой “взрывоопасной ” рок-группы.

Ведущий: Среди Ваших коллег Вы пользуетесь поистине колоссальным уважением. Когда они раздают разного рода интервью и их называют рок-музыкантами, они говорят: "Ну что вы, рок-группа у нас одна - это "Алиса"" Что же такое настоящая рок-группа?
К. К.: О Боже... Не знаю, это сразу повергает в какое-то уныние и ставит в тупик, я не знаю, что такое настоящая рок-группа. Мне сложно об этом говорить.

Ведущий: И вопросом этим никогда не задавались?
К. К.: Вы знаете, просто мне было сложновато всегда, и просто не хватало времени, чтобы ставить перед собой вот такие вопросы и потом пытаться искать на них ответы. Для меня важнее всегда было и остаётся это - написание песен, их запись и исполнение на концертах.

Ведущий: За свою творческую карьеру у Вас появилась целая армия поклонников, которая так и называется “Армия Алисы”. Это люди, для которых, я не побоюсь этой формулировки, Ваша музыка стала настоящим смыслом жизни. Мне, например, кажется, что Вы должны чувствовать просто колоссальную ответственность всякий раз, когда Вы садитесь за написание песен, перед тем, как выходите на сцену на концерте и перед тем, как решаете выпустить новый альбом. Вы наверняка думаете, как это воспримет армия этих людей, психика которых ещё, может быть, не до конца сформировалась, ведь в большинстве своём люди довольно молодые.
К. К.: А что делать-то? Уже который год варюсь вот в этом, и если так воспринимают, действительно, моё слово, то нужно как-то образом жизни пытаться подтверждать то, что я иду в сторону света, а не наоборот. Хотя всей жизнью-то я показываю как раз всё наоборот. То есть очень сложно, это настолько запутано. Это такая достаточно печальная тема, если о ней начинать разговаривать.

Вопрос: Костя, последние полгода среди музыкантов очень оживлённо обсуждается твой последний альбом. То и дело слышишь разговоры на эту тему, что этот альбом под названием “Джаз”, если не ошибаюсь, кардинально отличается от того, что было раньше, во всяком случае, от “Чёрной метки”. Почему вдруг такое кардинальное изменение? Это более по коммерческим соображениям или всё-таки это более твоё, внутреннее, потому что здесь, я думаю, Кинчев будет совсем другим в этом альбоме?
К. К.: Прежде всего, мне хотелось бы верить в то, что каждый альбом группы “Алиса” разнится со всеми предыдущими и вновь выпущенными. То есть каждый альбом, я надеюсь, - что- то новое, какое-то слово в том, что мы можем назвать “Алисой”. И “Джаз” тому подтверждение, подтверждение правила, а не наоборот. После “Чёрной метки”, самой жёсткой пластинки, которую мы записали, по звучанию “Джаз” выгодно оттеняет всю амплитуду человеческой души. То есть в каждом из наших сердец и то, и другое, и третье. Я имею в виду по полюсам, естественно, - свет и тьма. И между светом и тьмой происходит постоянная борьба в душах, которые действительно живы.

Вопрос: Я бы хотел Вас попросить максимально подробно рассказать о Вашем последнем альбоме. Ведь дело в том, что совершенно очевидно, что понятия Алиса и экстремизм были созвучны для многих людей, если не сказать поколений. И вот сейчас, по мнению многих музыкальных критиков, от былого экстремизма не осталось и следа. Конкретно по поводу последнего альбома. Я знаю, что были приглашены очень серьёзные музыканты - от Воронова и кончая Бригадой С. Вот не могли бы Вы рассказать ... про это?
К. К.: Ну давайте, я попытаюсь рассказать ... про это.
Альбом “Джаз” включает в себя четырнадцать композиций, написанных мной в период до существования “Алисы”. То есть каждой песне от 20 до 10 лет от роду. Каждой из этих песен. Эти песни существовали на каких-то концертах квартирных. То есть это опять же, где-то в том периоде - начале 80-х, когда я по квартирам пел. И не записывались никуда и никогда. То есть, видимо, ждали своего часа. Я провожу аналогию с вином. Хорошее вино - это выдержанное вино, понимаете? Так вот, вино настоялось, достигло того букета, за который мне не стыдно, и я его выпускаю. А почему я не включал эти песни в те альбомы, - потому, что они по концепции не входили. И вот сейчас они собрались один единый альбом с таким названием “Джаз”.

Вопрос: Вы говорили, что в каждом человеке много бесовского, особенно в человеке творческом. Вот как Вы боретесь с бесами и только ли покаянием?
К. К.: Ну так, а как же ещё можно бороться? Только покаянием и можно бороться с бесами. То есть только богоугодными делами. То есть, соответственно, если человек крещён и называет себя православным, значит, он должен выполнять все законы и устои православной церкви.

Вопрос: Вы и поститесь ещё?
К. К.: Да что Вы! Я грешен, и мне отмываться и не отмыться за всю жизнь. Но я стараюсь выполнять всё то, что исповедает православная церковь. Но я не говорю, что это у меня получается.

Вопрос: А как изменилась Ваша жизнь после того, как Вы крестились?
К. К.: Ну сказать, что она кардинально изменилась - это ничего не сказать. Потому что, невзирая на то, что она действительно изменилась кардинально, я всё равно пребывал в этом грехе, в страстях, которые клубятся вокруг Рок-н-ролла. Все, которые существуют, все они присутствовали во мне, и выбираться оттуда... Потому что бесовское дело Рок-н-ролл вообще, честно говоря.

Ведущий: Разговоры о музыке очень часто переводятся на оккультные темы. Многие говорят, что на самом деле, современная лёгкая музыка гораздо проще того, что о ней обычно все говорят. Вам так не кажется? Или действительно все эти начала в ней присутствуют, на Ваш взгляд?
К. К.: Возможно, да. Я популярную музыку слушаю таким образом, чтобы это было как фон, не раздражало и т.п. В принципе, я думаю, вот эти функции она и выполняет. А если говорить о рок-музыке, то это несколько совершенно другое.

Ведущий: Но это тоже популярный жанр, правда?
К. К.: Популярный для кого? Для узкого круга...

Ведущий: Для огромного количества людей, на Ваши концерты собираются целые стадионы.
К. К.: Ну значит... Мне сложно тогда говорить... Ну, значит это популярный жанр. Хотя мне всегда казалось, что рок-музыка - это непопулярная музыка.

Вопрос: Я хотела бы поговорить о Косте Кинчеве - личности. Костя, многие из тех, кто Вас знает лично, говорят, что если на сцене у Вас на сцене такой агрессивный несколько внешний образ, да, то в жизни, тем не менее, Вы стараетесь быть светлым, ровным и, как мы уже узнали, религиозным человеком. Вы сами ощущаете какое-то противоречие этих двух образов внутреннее?
К. К.: На мой взгляд, вообще, человек живой - это скопище противоречий. Зачастую на первый взгляд не уживающихся между собой. Поскольку в человеке живёт всё - от почти что приближения к престолу Господа до самой скверной чернухи. Уживается в душе.

Вопрос: В Вашей душе?
К. К.: И в Вашей, и в Вашей, и в Вашей, и в моей. В нашей. В наших душах. Поэтому и задача наша одна единственно важная - сохранить и сберечь свою бессмертную душу и сделать её угодной Господу. Другое дело, что это непомерно трудно. И каждый час этой жизни на земле, доказывает, что очень сложно без постоянной молитвы и покаяния. То есть только забыл - и сразу пустился во все тяжкие блудить. Что, в общем-то, не раз происходило.

Вопрос: Я бы хотел спросить у Вас, Константин, что изменилось в жизни Константина Кинчева после того, как вышел в свет альбом "Шабаш"? Ведь многие знают, что пресс-поддержка этого альбома сводилась к тому, что вы - язычник. Однозначно. И Вы писали о том, что для русского человека нормально быть язычником, это - наша вера. И сразу после этого меняется ... многое. Обращение к церкви... Что случилось?
К. К.: Я считаю альбом “Шабаш” для творчества “Алисы” самой удачной работой. Для меня это самый удачный альбом, который мне удалось сделать. Может быть благодаря тому, что он ещё и концертный, потому что мы всё-таки концертная группа, а не студийная. И благодаря тому материалу, который там был, да, там языческие корни очень мощно прослеживаются. Но человек тем и хорош, что он находится в поиске и если говорить о язычестве как о ступени к постижению Господа и верного пути - это замечательный путь. Потому что он наиболее корневой для русского человека - через язычество к христианству.

Вопрос: На заре перестройки Вы снимались в кино. Был такой воспитательный фильм "Взломщик", потом, по-моему, Вы снимались в "Роке" Алексея Учителя. Что это было - Вы пытались заработать деньги, как-то популяризировать свою группу?
К. К.: Ну, наверное, и то, и другое, и третье. Я в то время не работал, статью за тунеядство тогда ещё не отменяли, и участковый уже дёргал на эту тему. И когда меня утвердили на роль, я гордо пришёл в отделение милиции, показал трудовой договор и сказал, что отвали от меня. И они отстали. Потом - деньги мне платили - 200 рублей в месяц. Потом подспудно я понимал, что и для "Алисы" это будет полезно. То есть все перечисленные Вами факторы имели место.

Ведущий: А правда, что Вы отказались озвучивать этот фильм и за Вас говорит совсем другой человек?
К. К.: Да, говорит совершенно другой человек, но это не потому, что я отказался, а просто меня отсняли и сказали “До свидания”. Потому что режиссер посчитал, что для той внешности, которая у меня тогда была, мой голос слишком стар и груб. Ну, взяли актёра. И потом, в принципе, я говорил другие вещи в этом фильме. Я сценария не видел, да, и говорил совершенно другие вещи.

Вопрос: Костя, давайте отвлечёмся от Вашего творчества, расскажите Ваш любимый анекдот.
К. К.: Мне сложно, у меня любимых анекдотов нет, я не Юрий Никулин. Первый, который приходит на ум ...сейчас попытаюсь его воспроизвести.
Сидят Ромео и Джульетта и курят косяк.
Джульетта затягивается и говорит: “Ромео, я так тебя люблю!” и передаёт ему косяк.
Ромео затягивается .... “Та же фигня!”

Ведущий: Да, очень занятный, действительно, анекдот, я думаю, все мы правильно его поняли. Прошу Вас, дальше.
Вопрос: Костя, к вопросу об анекдотах. Говорят, что самый большой анекдот нас ожидает через полгода, после выборов президента. Когда всё вернётся на круги своя, и потянутся вагоны на север и на восток и будут массовые расстрелы и кованый сапог боевика опустится на головы демократически настроенных журналистов и привыкших отвязно жить творческих личностей. Ты более всех остальных так называемых рок-музыкантов испытал на себе всё это, говорят, и в психушках ты в своё время полежал, и всё остальное было. Вот как ты себе представляешь своё будущее в той ситуации, поскольку все мы наверно задумывались о том, что будет. Уйдёшь опять в подполье и будешь из-за угла что-то такое выкидывать в лицо оголтелой коммунистической своре? Или же уедешь туда, и будешь там делать что-то? И о будущем своих детей вот в этой связи?
К. К.: Прежде всего, хочу сказать достаточно коротко, но, на мой взгляд, верно: с Богом ничего не страшно. Если ты с Богом - ничего не страшно. И слава Богу! Такая позиция.

Ведущий: Я так понимаю, Вы думаете, что всё, что ни происходит - всё к лучшему, да?
К. К.: Нет, с Богом. "Всё, что ни происходит - к лучшему" - это всё такое языческое и очень, как бы, аморфное. Если ты с Богом, то душа твоя спасается. А это самое главное. Умереть сегодня, или умереть через десять лет для тела это не имеет значения. Важно, что ты с Ним. И пошёл в жизнь вечную.

Вопрос: Мне казалось раньше, что группа "Алиса" имеет больше такой, анархический, что ли оттенок. Но в последнее время, у самой группы, как мне кажется, наметилась некая тенденция - уход в сторону официальной, что ли, сцены. Участие в официальных программах, таких как пятилетие "Музобоза", участие в каких-то достаточно традиционных вещах на телевидении. Укладывается ли это в общую концепцию сменения, может быть даже музыкального материала - альбом "Джаз" - более, как здесь было уже отмечено, лёгкий и вот такое более, скажем, респектабельное поведение. Вот есть ли тенденция к этому? И в чём причина?
К. К.: Когда абсолютно органично смотрится, когда тебе, допустим, 17-20 лет и ты весь в "козах" и вот аких делах, то когда тебе уже ближе к сорока, и ты вот такой же остаёшься, это уже говорит о том, что недалёкий человек и глубины в нём, как оказалось, и не было. Что касается анархии, я анархию понимаю как социальную позицию, то есть это твоё отношение к властным структурам. И в этом смысле я так и остаюсь на этих позициях - позициях анархии. Я не принимаю никакого политического течения и направления вообще. Ибо считаю, что люди, занимающиеся политикой, по сути своей - дестроеры (дестроверы), они не созидатели, и, соответственно, мне не интересны. А то, что касается участия в "Музобозе" - я был, действительно тронут - мне Иван Демидов позвонил на Новый год, поздравил с Новым годом, говорит "Приходи", я не мог отказать и пришёл.

Вопрос: У меня высокая реплика сначала. Вот культы... Очень неправильно расставил Легостаев, очень неправильно. Он эстет, а возможностью поднять программу не воспользовался. Перед нами, к нашему общему сожалению, необразованных урюков из числа шелкопёров, сидит единственный культовый персонаж в стране, е д и н с т в е н н ы й культовый! Борю Ельцина не беру в расчёт. Я говорю сейчас про музыкальные масс-медиа и вот эту деревню, называемую шоу-бизнесом русским. Это единственный культовый. Я постараюсь не смотреть на Костю, она в какой-то степени выспоренная, лизоблюдская реплика и посмотрю на Легостаева, он же эстетский журналист... Кинчев ... неправильно расставлены акценты. Разговор должен был начаться и продолжиться тем, что это единственный человек, с помощью которого мы можем растоптать Запад. На Западе даже светлой памяти Курт Кобейн был превознесен до уровня культа с помощью огромной махины шоу-бизнеса, так ведь или не так? На него работало 185 журналов, 385 передач, включая грузинское кабельное телевидение. И Курт Кобейн стал идолом только благодаря, а мы видим перед собой человека, который не только не прилагал усилий, чтобы стать культовым, а просто стал культовым. И мы даже слова про это не сказали. Я ему завидую очень чёрной, нехорошей завистью. Потому что Кинчев пальцем не шевелит, для того, чтобы быть культом. Он остался е д и н с т в е н н ы м, о ком говорят вне связи вообще с шоу-бизнесом! И его участие в пятилетии "Музобоза", о чём с попыткой ехидства заметил мой коллега, сидящий впереди - это только человеческий жест. Благодарный. Константин Кинчев - культ. А теперь - ехидный вопрос.
Почему все альбомы, несмотря на то, что все в восторге от текстов Кинчева и проводят какие-то аналогии со светлой памяти Бродским, каким-то там Бальмантом и т. д... Почему все альбомы, когда их слушаешь на концерте, в этой атмосфере давящей (по-хорошему давящей, потому что таким и должен быть настоящий концерт) и дома, не слышно текстов? Когда я спросил про это монстров (может, не тех, кого надо спрашивал) Алибасова и Айзеншписа, они начинают заговорщицки подмигивать: "В этом есть некий музыкальный ход. Это такой род музыки..." - они не знают, как дальше отвечать на него, и поэтому говорят: “Это такой род музыки, при котором барабан должен звучать громче, чем текст Кинчева, каким бы он не был” Но я-то хотел расслышать, про что поёт Константин. Почему у Вас все альбомы (я не слышал акустического, только выборочно) ..почему все .. где слова? Я не слышу слов, там одна музыка. Вы как записывали? Вам не давали петь в студии?
К. К.: Просто я чрезмерно скромен.

Вопрос: Нет, альбом издаётся для чего? Нет, я сейчас не про армию говорю...
К. К.: Я понимаю, я...

Вопрос: Вот я его, вот я его...
К. К.: Когда идёт работа над альбомом....

Вопрос: (Перебивает) Как я его должен слушать? Только музыку? Что я должен оценивать? А текста не слышно. Это что, ход?
К. К.: Я принимаю, я виноват в этом, наверно... Да, действительно виноват. Но когда идёт вот эта работа, когда тебя достаёт уже... Ты не можешь слушать уже эти песни, потому что ты очень много вложил и погружаешься в момент сведения в конкретную депрессию. А саундпродюсера у меня нет. Ну потому что я его просто не хочу иметь по собственной гордыне опять же. И я начинаю сводить. И мне так противен мой голос! Вот в этот момент. Что я его задвигаю. Потом время проходит, я начинаю думать: "Чё-то да, действительно, все мне говорили, что его мало, наверно действительно его мало". Но уже альбом выпущен. То есть вот эта проблема... я говорю как она есть. Может показаться, что я рисуюсь, но на самом деле оно так и происходит.

Вопрос: Рок-тексты можно издавать отдельной книжкой? Вне альбома "Джаз" Текст сам теряет от этого? И имеет ли он право быть изданным отдельно, как писательское произведение?
К. К.: Я считаю, что мои тексты теряют. Потому что, допустим, я читаю Пастернака, и каждая строчка в моём сердце будит определённые эмоции. Мне хорошо, мне тепло. Тепло от строки, написанной на листке бумаги. Я вот этим таинством не обладаю. Я пытался себя читать на бумаге - у меня ничего не происходит... От Башлачёва происходит не всегда. Но кое-где, какие-то строчки делают такой укольчик в сердце. Высоцкий делает так, Высоцкого могу, могу сказать, что он и на бумаге хорош. О ком ещё? Гребенщикова не могу читать на бумаге абсолютно, хотя очень люблю. Вот альбом "Навигатор" очень нравится сейчас.

Вопрос: Скажите, пожалуйста, в Вашем детстве и юности было что-то такое, что могло бы Вас подтолкнуть к карьере рок-музыканта? Потому что в те времена это был очень неоднозначный выбор, да?
К. К.: О да! У меня детство моё можно разделить на несколько этапов. Первый этап - это этап пиратства. Потом, после пиратов я стал индейцем. Потом я стал Бобби Халлом - моя игра в хоккей. И потом Оззи Озборном. И вот с момента Оззи Озборна как-то вот пошло то, что потом переродилось в "Алису". Вот примерно так в двух словах.

Вопрос: Костя, как Ваши родители реагировали на то, что Вы выбрали себе профессию Оззи Осборна? И второй вопрос, какими будут Ваши дети? Они тоже будут экстремистами и анархистами или кем-то другим.
К. К.: Мне сложно говорить какими будут мои дети...

Вопрос: А какими бы Вы хотели их видеть?
К. К.: Как любой нормальный отец, я хотел бы их видеть хорошими, добрыми, порядочными людьми.

Вопрос: Ну а родители Ваши как реагировали на Ваш экстремизм и оззиозборнизм?
К. К.: Ну, они реагировали, скрипя сердце. Владимир Мукусев, снимая обо мне передачу для нижегородского "Взгляда" когда-то давно делал, он брал интервью у моих родителей, и, в частности, мама рассказала такую притчу, отвечая на этот вопрос, моя мама сказала следующее: "Когда у тебя на цепочке большой бешеный слон, лучше эту цепочку отпустить". Вот так мама охарактеризовала своё отношение к тому, что её сын стал Оззи Озборном в какой-то момент.

Вопрос: Костя, сейчас такой вопросик из серии хиханек-хаханек. Насколько я знаю, глобальная мечта любой фанатки, ну или некоторых фанатов - оказаться в постели у своего кумира. А мега-мечта - стать гёрл-френд или бой-френд, это уж как у кого получается. Вот я знаю, что твоя жена была в своё время твоей просто безумной поклонницей-фанаткой. Как ей удалось перешагнуть через такую пропасть?
К. К.: А я не знаю. Когда мы с ней познакомились, она понятия не имела, что такое “Алиса”, честно говоря. Нет, мне приятно, что она фанатка, оказывается.

Вопрос: То есть она стала фанаткой уже в последствии?
К. К.: Ну я вообще не уверен, что она была фанаткой когда-либо, то есть ей нравились отдельные песни, и их очень немного. А когда мы с ней познакомились, она вообще не знала, что такое "Алиса". Она видела фильм "Взломщик", где я ей ужасно не понравился. И, пожалуй, на этом то, что связано со мной как с персоной, такой, публичной, всё закончено. А потом уже, конечно, она со мной стала ездить на все концерты, когда у нас ещё пока не было детей. Но это, я думаю, не оттого, что она боготворила меня как кумира, а просто любила меня как мужчину.

Вопрос: Костя, не могу удержаться! Редко бывают потрясения, но однажды такое случилось. Ты был у меня на эфире, и я попросила тебя прочесть стихотворение, я думаю, ты это помнишь. Мне ужасно было жаль, что по радио не видно... Мало того, что это было здорово прочитано, но это надо было ещё и видеть! Вот если можно, прочти что-нибудь сейчас.
К. К.:
Липой пахнет, тянет ветер
Ноздрями в себя
Ночь спустилась на деревню
Спит моя родня
Я не сплю, проснулся что-то
Воздухом дышу
На уснувшую деревню глАзами гляжу
Вижу пруд, за ним калитку
Яблони в цвету
Вижу спящую улитку, рожки по ветрУ
Я набрал, что было мочи, плюнул - не попал
Поперхнулся только очень, больно заикал
Вот и думай, что такое? Что за кутерьма?
Мне не спится, тянет ветер
Ноздрями в себя


Вопрос: Скажите, Константин, как так получилось, что Ваша песня "Театр теней" очень похожа на песню с альбома Cure "Head on the door"?
К. К.: А потому что я гармонию взял из этой песни.

Вопрос: Вы не считаете, что это просто пиратство какое-то?
К. К.: Ну, наверно, да. Но мне брудершафт в ту пору с группой "Cure" не приходилось пить, поэтому, так сказать, я посчитал в праве взять и сейчас прилюдно в этом признаюсь. Да, я действительно взял гармонию и мотивчик у группы "Cure".

Ведущий: Давайте продолжим эту тему. Мне кажется, что, вообще, всё наше рок-движение пользовалось очень часто такими заимствованными штампами из западной рок-культуры десятилетней давности. И именно поэтому, наверно, всё это со стороны в конце 80-х выглядело как признак какого-то музыкального прогресса. Нет у Вас такого ощущения?
К. К.: Возможно, возможно, но... Я не знаю, что ещё сказать... Возможно.

Вопрос: Хорошо, всё-таки, что такое русский рок? Все говорят, что данный феномен существует. Как Вы трактуете это понятие?
К. К.: Прежде всего, русский рок основан на слове. Вообще, русская традиция, поскольку она православная, строится, прежде всего, на слове, потому что “Сначала было слово и слово было у Бога” То есть идёт всё, как в Святом Писании написано. Поэтому в России, как ни в какой другой стране, чтились поэты, допустим. И, соответственно, рок - это форма выражения в конце 20-го столетия своих поэтических, музыкальных и театральных ... ну, желаний, наверное. То есть это - эклектика, симбиоз. Что касается рока. В рок шли люди, обладающие словом; люди, обладающие музыкальными вещами и, соответственно, сцена - это элемент театра. Вот три эти составляющие и делали персону, рок-исполнителя или коллектива. Без какой-то из этих вещей не получалось ничего. И не получается. То есть это всё сложнее, чем на западе. У нас всё сложнее, тоньше. Но у нас страна такая - она очень сложная и в то же время замечательная.

Вопрос: Я хотел бы попросить Вас опровергнуть мою догадку, что наш музыкант, рок-музыкант, в частности Вы, несколько комплексует от нехватки финансов, самых натуральных. Потому что, наверное, где-то процентов 30 всех ваших выступлений на телевидении сводится именно к тому ... и в газетах. Я отлично помню, как Вы с экрана телевизора призывали фанатов покупать билеты, потому что у вас не хватает денег. Это комплекс какой-то или что это?
К. К.: Можно назвать и так, наверное. Потому что денег явно не хватает.

Вопрос: Как Вы примерно хотели бы видеть итог Вашей жизни? Как Вы хотели бы, чтобы она закончилась? Хотели бы дожить до старости или не хотели?
К. К.: Это как Богу будет угодно.

Вопрос: Да, это понятно, но если бы была возможность выбирать?
К. К.:Я же ответил на Ваш вопрос. Как Богу будет угодно. Не нам, в общем-то, это всё выбирать. Другое дело, что суицида от меня не дождётесь. То есть единственный выбор, когда мы сами решаем все эти проблемы.

Вопрос: Помимо альбомов, помимо концертов существуют майки с Кинчевым, значки с Кинчевым, плакаты, книга о Кинчеве. Существует своя газета, существует даже сборник комиксов по мотивам "Чёрной метки". Вы даже, по-моему, пару лет назад собирались выпускать собственное пиво "Жги-гуляй" со своим лицом на этикетке. Это всё способ заработать денег?
К. К.: Ну конечно, а что же ещё.

Вопрос: Или это просто элемент глобальной раскрутки по всем правилам шоу-бизнеса для того, чтобы "Алиса" стала всё более...?
К. К.: Хорошо, это - элементы глобальной раскрутки по всем законам шоу-бизнеса и, как следствие, способ заработать денег.

Ведущий: А пиво было выпущено в итоге?
К. К.: И пиво, и газета на втором номере закрылась. Потому что денег нет. Это же всё прожекты. У меня как всё это: "А было бы хорошо вот..." - маниловщина такая - "Было бы хорошо газету". И начали делать. Потом мне говорят: "Костян, деньги" Я говорю: "Да?... Не окупает?..." Всё, закрыли тему.

Вопрос: Константин, если бы не музыка, если бы не стихи, кем бы мог стать Кинчев? Или только тем, кем он сейчас является?
К. К.: Ну так Константин Кинчев именно этим и ценен - только музыкой и стихами, а всё остальное - это пшик. И никому он не нужен и не интересен без музыки и стихов.

Вопрос: А сами себе Вы интересны?
К. К.: Ну я считаю, что до меня не было Константина Кинчева и после меня его не будет, соответственно, значит я себе интересен.

Ведущий: Вот на этой оптимистической ноте мы закончим сегодняшнюю программу. В гостях у нас был лидер группы “Алиса” Константин Кинчев. Следующий раунд “Акул пера” - ровно через неделю, увидимся!

Эпилог.

Ведущий: После беседы у меня возникает только один вопрос. Как Вы думаете, а должен ли человек, который обладает Вашей социальной значимостью, у которого есть репутация, действительно, культовой персоны давать пресс-конференции? Иными словами, не жалеете, что пришли?
К. К.: Да нет, не жалею. Всё было ... неплохо.

Ведущий: То есть считаете, просто существует такое мнение, что людей настолько популярных, настолько любимых лучше рассматривать всё-таки издалека. И когда они соглашаются беседовать с журналистами о каких-то проблемах, может серьёзных, а может не очень серьёзных, то может быть, некоторые поклонники изменят о Вас своё мнение.
К. К.: Думаю, важно, чтобы собеседники не были разочарованы. Что касается меня - я не разочарован. Мне всё было ... по кайфу.

Ведущий: То есть (повторим) ещё раз - придёте?
К. К.: Ну возможно, через какое-то время.

Ведущий: Большое спасибо!
К. К.: Пожалуйста! Вам спасибо!

© Константин Кинчев. При использовании материалов ссылка на www.alisa.net обязательна.