|Апокриф |2018 |2017 |2016 |2015 |2014 |2013 |2012 |2011 |2010 |2009 |2008 |2007 |2006 |2005 |2004 |2003 |2002 |2001 |2000 |1999 |1998 |1997 |1996 |1995 |1994 |1993 |1992 |1991 |1990 |1989 |1988 |1987 |1986 |1985|

Константин Кинчев

журнал <Компьютер и жизнь> ноябрь 1997 г.

 

Дмитрий Резников

 

Так получилось, что в холодный, дождливый осенний день мы с фотокорреспондентом оказались во дворе ДК <Меридиан>, окруженный толпой очумелых подростков с флагами и транспарантами... Но едва на сцене появились музыканты и гитарист нажал на свою педаль, как тучи в мгновение ока рассеялись, дождь, моросивший весь день, резко прекратился, зрители очумели еще больше, а охранники подобрели.

После очень достойного и длинного концерта мы отправились в кулуары <Меридиана>, где и получили доступ к телу звезды, дабы задать несколько своих компьютерных вопросов.

Д.Р.: Разговор наш отчасти посвящен выходу Вашего CD-ROM, поэтому первый вопрос: а как Вас собственно угораздило?

К.К.: А предложили просто, почему бы и не освоить новый носитель? - решили мы. И  согласились.

Д.Р.: У вас у самого компьютер есть?

К.К.: Есть. Пентиум 133. Я с ним по Интернету хожу. И в игрушки играю, в <Диаблу> и карты.

Д.Р.: А по работе как-нибудь используете?

К.К.: ну у меня там тексты все забиты... А в плане музыки - нет, никак. Я с ним на Вы.

Д.Р.: А дети?

К.К.: Дети играют. <Замок Знаний>, <Гулливер> и Need for Speed.

Д.Р.: Вы не препятствуете детям заниматься компьютерными игрушками?

К.К.: Нет, но не так часто, не с утра до ночи...

Д.Р.: А сами вы сколько времени проводите за компьютером?

К.К.: Ну когда я дома, бывает и с утра до вечера. А по ночам - в Интернете, с вечера до утра...

Д.Р.: А что в Интернете делаете?

К.К.: Смотрю странички собратьев по оружию и собственную страничку. Интернет всасывает, как любой наркотик. Ощущение того. Что это нехорошо, присутствует постоянно, но по слабости душевной от этого искушения устоять очень сложно.

Д.Р.: Вы разделяете точку зрения, что Интернет препятствует  общению?

К.К.: Живому общению препятствует и телевизор, и телефон, и все достижения цивилизации...

Д.Р. А вы через Интернет переписываетесь, общаетесь или только как смотритель странички?

К.К.: Пока я чисто зритель. Хотя иногда есть желание кому-то на что-то ответить, на некоторые спорные тезисы, но я себя пока сдерживаю. У меня на странице есть открытая переписка поклонников <Алисы>, я туда частенько заглядываю.  И очень любопытно бывает наблюдать, когда проотсутствовал три месяца, как движется поток сознания...

Д .Р.: А чья это была идея, сайт такой открыть?

К.К.: Мне хотелось, чтобы он был открытый и доступен всем. Там, естественно, очень много мата, очень много всяких глупостей, но много и кайфностей.

Д.Р.: То сеть Вы это все читаете?

К.К.: Да, я это читаю, мне это очень любопытно и помогает, и нравится просто. В общем, читаю с удовольствием.

Д.Р.: Вы к компьютеру относитесь вообще как? Многие наши отечественные рок-музыканты отрицают его как явление или называют страшным злом.

К.К.: Ну я же живу в 90-х годах, на стыке эпох, и соответственно пользуюсь благами цивилизации. Глупо бы было, живя в городе, ратовать за толстовский образ жизни, так скажем.

Д.Р.: Так зло это или нет?

К.К.: Бесспорно, сатанинская штука. Хотя и в храмах  стоят компьютеры, потому что бухгалтерию вести проще при помощи этих машин.

Д.Р.: А Вы вообще религиозный человек?

К.К.: Я человек православный, поэтому следую канона, законам и той присяге, которую принима. Присяга называется Символ веры.

Д.Р.: А Ваша музыка с точки зрения веры?

К.К.: Не приветствуется, как и компьютер не приветствуется мной (смеется). С точки зрения ортодоксальной православной церкви подобная музыка приветствоваться просто не может. Но поскольку православие - это безмерная любовь и прощение заблудших, то, хоть все это и не приветствуется, но прощается - прощается по слабости душевной человеку. В данном случае человеку по имени Константин Кинчев. Вернее, прихожанину по имени Константин Кинчев.

Д.Р.: Так рок-н-ролл это работа или нет?

К.К.: Мы взяли на себя смелость на 15-м году существования коллектива утверждать тезис, что рок-н-ролл это прикол. Как только рок-н-ролл становится работой, он перестает быть рок-н-роллом. Как только мы перестаем получать удовольствие от  того, что делаем, мы сразу же становимся никому не интересны и не нужны.

Д.Р.: А не хотелось бы Вам выступить перед публикой, состоящей из поклонников со стажем?  Тех, что любили <Алису> еще 15 лет назад? Сегодня в сторонке стояли дяденьки с бородами, но их было мало...

К.К.: ну значит, они уже отпрыгали свое, и теперь слушают музыку дома. Вот как раз для этого существуют носители, и CD-ROM, в частности, тоже.

Д.Р.: Новый Ваш диск, он на кого ориентирован?

К.К.: Суть в том, что мы не ориентируем то, что делаем, ни на кого. Мы делаем, потому что мы это хотим сделать. И все. На мой взгляд, это коренное и самое главное отличие тех, кто занимается тем, чем занимаемся мы и популярными исполнителями, которые отслеживают конъюнктуру, занимаются мощным маркетингом, сбором данных, что идет, что не идет... Мне даже такая терминология не очень приятна, типа <схавают - не схавают>. Схавали - вот, значит, надо косить капусту... Мы делаем то, что нам нравится и то, что мы считаем нужным сделать и показать, а как это воспринимают окружающие - это уже не наша проблема...

© Константин Кинчев. При использовании материалов ссылка на www.alisa.net обязательна.