|Апокриф |2018 |2017 |2016 |2015 |2014 |2013 |2012 |2011 |2010 |2009 |2008 |2007 |2006 |2005 |2004 |2003 |2002 |2001 |2000 |1999 |1998 |1997 |1996 |1995 |1994 |1993 |1992 |1991 |1990 |1989 |1988 |1987 |1986 |1985|

"Солнцеворот"-2000 и другие были Константина Кинчева

Александр Алексеев, ж. "Ровесник" № 5 (455) 2000 г.

Как получилось, что ты решил отрастить бороду? От лени или для солидности?
КК.: Да потому, что мне так хочется!

Стал немного смахивать на Дзержинского. С чего бы это...
КК.: От тебя первого слышу! Прежде такого никому не мерещилось...

А вообще Кинчев следит за тем, как он выглядит и какое впечатление производит на окружающих?
КК.: Я и раньше не стремился производить впечатление, а теперь - и подавно! Ведь музыкант музыканту рознь. Кто-то делает карьеру как раз благодаря навороченному внешнему виду. А для меня важнее, чтоб слушали мою музыку.

Твой новый диск "Солнцеворот" похож на предыдущие энергией, но не похож по текстам. Если раньше ты шумел: "Мы - вместе!", теперь поешь: "Я не червонец, чтобы нравиться всем". И вообще диск получился жестко-мудрым, а порой - задумчивым и очень личным...
КК.: А я считаю, что наоборот: "Мы вместе" - наиболее личная песня из всех, написанных мною. Ты вправе судить о новом альбоме, поскольку ты - слушатель. И я принимаю любую трактовку. Но изложу и свою: я старался, чтоб после прослушивания диска у ребят жизнь текла уже чуть легче и чуть светлее. Чтоб "Солнцеворот" давал силу тем, кто его слушает. Дарил импульс к жизни. Бесспорно, новый альбом "Алисы" - очень личный. Как и все предыдущие.Хотя как самые "знаковые" для "Алисы" я воспринимаю три: "Шабаш", "Черную Метку" и "Солнцеворот". "Шабаш" - это наша разухабистая удаль, такой свистопляс. "Черная Метка" - трагедия, поскольку диск записывался в память о нашем погибшем гитаристе и друге Игоре Чумычкине. "Солнцеворот" - наиболее ясное прочтение того пути, которым идет сейчас по жизни "Алиса" и я сам, Константин Кинчев. В этом альбоме есть выход.

Одна из самых заметных на альбоме - песня "Православные". Не боялся ли ты, что некоторые фаны тебя просто не поймут? Да еще и эта обложка пластинки, с рисунком, напоминающим свастику.
КК.: Это - летящий крест, символ святого православия. Этим духом, его благодатью может делиться только Творец. Весь новый альбом направлен на то, чтобы объяснить позицию "Алисы". А позиция такова: через снискание благодати Святого Духа ты наследуешь Царствие Небесное. Это необходимость для каждого человека. Я в это верю. Но никаких наставлений никому делать не буду - Боже упаси! Ни на чью свободу я не посягаю, вера - личное дело каждого. Но у меня есть надежда, что какая-то часть моих слушателей меня поймет, и это - уже хорошо.

В том, что "знаковый" для "Алисы" альбом вышел именно в 2000 г., - тоже какой-то символ?
КК.: Нет. Хотя потом кто-нибудь их журналистов его придумает. Мы просто очень долго работали над "Солнцеворотом". Почти год. И в итоге диск действительно вышел уже в 2000-м.

Музыканты "Алисы" встречаются в свободное время, дружат или группа для вас - просто общее "место работы"?
КК.: Мы в группе, наверное, уже срослись. Так притерлись друг к другу, что трудно представить, что кто-то уйдет из "Алисы". Два года назад у нас появился новый гитарист - Женя Левин. А так, не считая того, что в 1989-м ненадолго уходил Шаталин, мы вместе уже 16 лет: "Шаттл", Самойлов, Нефедов, и я. И в свободное время часто общаемся. Например, построили неподалеку друг от друга дома в деревне под Питером.

И что, Кинчев сам строил дом?
КК.: Сам не строил. Не умею. Дом возводили строители, деревенские мужики. Они это умеют. Я думаю, каждый должен заниматься своим делом. И делать именно то, что умеет делать по-настоящему хорошо. Тогда все будет в порядке.

Ты закончил институт, и по образованию экономист. Помогает ли тебе в жизни высшее образование?
КК.: Я думаю, никакое образование не бывает лишним. Другое дело, что в том же строительстве навыки экономиста никак не пригодились: дом я строил аж с 1990 года. Никак не мог найти деньги, чтобы этот "долгострой" наконец завершить.

Пробовал ли ты заняться чем-то еще? Гарик Сукачев снимает фильмы, имя Аллы Пугачевой вытеснено на модельной обуви, Александр Ф.Скляр ведет программу на радио... Или музыки тебе достаточно для полной самореализации?
КК.: Мне хватает. Я пишу и пою песни. Когда они пишутся, когда нет. Но ничем другим я заниматься не хочу.

Как-то раз ты попробовал себя в роли воспитателя подрастающего поколения: выступил со сцены против тех, кто гадит у тебя в подъезде...
КК.: Признаю, был не прав в том, что дал волю эмоциям. Сорвался: Настолько не прав, что теперь вообще не говорю между песнями на концертах. Ограничиваюсь словом "спасибо" - в ответ на аплодисменты.

Фанаты порой проникают к тебе за кулисы. О чем они стараются с тобой поговорить?
КК.: Да, такое бывало. Мы общались, что-то говорили "за жизнь", сейчас не вспомню...

Жизнь сейчас - штука непростая: одни от нее бегут в наркотики, другие - уезжают из своих городов за тридевять земель в поисках лучшей доли. Да и "Алиса" ради записи "Солнцеворота" сбегала из дома. В ту самую деревню под Питером.
КК.: Нет, мы начинали записывать альбом еще в Питере на нашей репетиционной базе. А в деревне потом уже добавляли голоса, компьютеры, бас-гитару, еще какие-то гитары... Мне в деревне нравиться, мне там хорошо. Свежий воздух, река, солнце, лес, походы за грибами, рыбалка... А вообще я люблю жить так, чтоб подолгу не засиживаться на одном месте. Мне нравится Москва, где я родился и живу. Нравится в Питере, благодаря которому я стал тем, кем стал. А наркотики - это мимо. Для кайфа куда круче природа, хорошая компания, водка... Кстати, когда "Алису" приглашают на рок-фестивали, ставим условие, чтоб они не имели отношения даже к косвенной пропаганде наркотиков и фашизма.

Что тебе больше всего нравится в твоей сегодняшней жизни?
КК.: То, что я, как творческая единица, стараюсь все более ясно доносить свою позицию. Тем, кто поймет. Тем, с кем мы вместе.

© Константин Кинчев. При использовании материалов ссылка на www.alisa.net обязательна.