|Апокриф |2018 |2017 |2016 |2015 |2014 |2013 |2012 |2011 |2010 |2009 |2008 |2007 |2006 |2005 |2004 |2003 |2002 |2001 |2000 |1999 |1998 |1997 |1996 |1995 |1994 |1993 |1992 |1991 |1990 |1989 |1988 |1987 |1986 |1985|

Цикличность кинчевской эклектики, или эклектичность кинчевской цикличности

интернет журнал WWW.TRI.MD 3 ноября

24 ноября в 19-30 во втором павильоне "Moldexpo" состоится второй в истории молдавского концертного бизнеса концерт легендарной российской рок-группы АЛИСА, представляемый "ОРТ в Молдове" и "Наше радио".

Творческий путь Кости Кинчева и группы "Алиса" (теперь их разделить сложно, хотя пришли они с разных сторон полярного - Москва-Питер - рок-н-ролла) наглядно демонстрирует процесс идеологическо-концептуальной эволюции, происходящей как в творческом плане, так и непосредственно во внутреннем измерении самого Кости (как лидера и безусловного вдохновителя всей команды).

Беглый взгляд, брошенный на историю её нелёгкой в социальном значении и гладкой, буквально хрестоматийно тенденциозной в музыкальном плане деятельности (где напрочь отсутствует период творческого становления - группа буквально ворвалась в неплотное тогда пространство советского рок-н-ролла, - но сам её путь есть бесконечный личностный поиск) позволяет предположить, что музыка для участников группы является не целью в её идеальном понимании, а мощнейшим по своей силе средством для достижения иных - экзистенциальных, возможно даже духовных целей.

История сама по себе мало что может сказать. То, что мы хотели бы понимать под историей, на самом деле является либо голыми, требующими критического осмысления фактами, либо чужой, субъективной трактовкой этих самых фактов. А факты примерно таковы (иходя из "Истории" на официальном сайте группы):

В ноябре 1983 года из музыкантов "Демокритова колодца" и "Хрустального шара" во главе со Святославом ("Алисой") Задерием собралась новая группа. (Кинчев тогда называл себя Доктором и участвовал в различных музпроектах, например, "Доктор Кинчев и Стиль".) Свою кличку Слава сделал названием команды, и таким образом сразу связал новорожденную группу родственными узами со Страной Чудес и Зазеркальем. (Хотя лично я не согласна с подобной трактовкой названия группы.) За первый год своего существования АЛИСА стяжала себе известность в стенах питерского рок-клуба и чуть-чуть за его пределами, но, по воспоминаниям самих музыкантов, "настоящая жизнь" началась только после того, как Задерий пригласил в группу москвича Костю Кинчева, взамен Бори Борисова, прежнего вокалиста...

Так начинается история легендарной рок-группы. Далее следуют бесконечные перетасовки в составе, альбомы, гастроли, скандалы (обо всём этом можно узнать на сайте)... Но самое важное, а именно - отношение к происходящему самих участников "марлезонского балета" - обычно остаётся за кадром. Любой "алисоман" согласится, что повороты, как в форме, так и в содержании песен АЛИСЫ подчас бывали столь резки и неожиданны (сравним для контраста альбомы "Чёрная метка" и, например, "Jazz"), что вместе со звучанием нередко менялся и основной состав фанов.

Конечно, все эти процессы происходили не зря, и это прекрасно осознавал Костя Кинчев. Начиналось всё, как обычно, с протеста. Протест против соцдействительности (источник вдохновения не для одной советской рок-группы), против необходимости играть роль, быть в оппозиции этой самой соцдействительности, когда просто хочется быть самим собой... Ведь знаменитое пушкинское "поэт в России больше чем поэт" нравилось далеко не всем поэтам, и Кинчеву в том числе. Вспомнить хотя бы знаменитое "дело Кинчева" 1987 года, когда после одного из концертов в Питере газета "Смена" публично обвинила Кинчева в фашизме - со всеми вытекающими отсюда последствиями: неожиданными и совершенно необоснованными арестами, попытками сорвать гастроли и так далее. И тем не менее Кинчев провозвестил иную эру - эру свободы выбора, доведённой до драматической утрированности и квазифутуристического абсурда.

Позже, в интервью газете "Сегодня", Кинчев достаточно точно выразит квинтесенцию своего творчества: "Я эгоист и люблю доставлять себе удовольствие. А его я получаю от того, что делаю. Более того, я так самовыражаюсь. А рок это, не рок - по большому счету все равно".

Итак, с этим всё более не менее просто. Хотя и тут можно было бы попасть в немудрёную ловушку, а именно войти в роль, так и остаться певцом злободневности, абсолютно лишённым творческой самостоятельности самому определять пути своего дальнейшего поиска, а попросту - превратиться в свой собственный памятник со свойственной всем памятникам карикатурной серьёзностью.

Однако, этот период, этот образ Кинчевым был благополучно изжит, но в бегстве от образовывающейся пустоты он не менее, как казалось тогда, основательно врос в совершенно новый (хотя замешанный на прежних революционных веяниях) сценический образ - демонический. В этом образе - всё та же свобода, а, вернее, освобождение (не от себя ли?), но уже в ином, внесоциальном контексте. В экстремальной, но очень чётко управляемой музыкальной бытийности АЛИСА просуществовала чуть более четырёх лет (с 1990 - альбом "Шабаш" - по 1994 год - альбом "Чёрная метка", не считая более ранних отголосков этого периода), однако совершила подлинный переворот в умах не только многих своих поклонников, но и более искушённых в музыкальной конъюнктуре критиков.

И вдруг - совершенно неожиданный по своей... нет, не зрелости - зрелость всегда была характерной чертой даже "воинствующего" Кинчева, - по своей успокоенности, степенности, уравновешенности альбом "Джаз" (1996 год). На самом деле период деструктивистского подхода к отдающей "сюром" реальности был просто обязан излиться в нечто подобное, иначе музыканты неизбежно захлебнулись бы в собственной экспрессии, экстраверции. Вместе с этим следует, а вернее, этому предшествует ярко выраженный православный "сдвиг", в типично "достоевском" по контрастности к прежним формам самовыражения духе. Контраст этот Кинчев осознавал всегда; в интервью корреспонденту журнала "Музыкальный Олимп" он сказал: "Философские идеи Ницше мне не очень близки, ведь я православный, а у него с православием конфликт". И дальше, на замечание корреспондента "А у твоей музыки, кстати, тоже конфликт с православием": "Бесспорно. Но человек только тогда и бывает личностью, когда конфликтует". (Кстати, это интервью, проведённое Николаем Ефремовым, озаглавлено "Встретимся в аду"...).

Однако это были только первые намёки на православие, вполне проявившиеся только спустя несколько лет. К пятнадцатилетию группы (которое состоялось с 1999 году) оно уже становится твёрдой мировоззренческой позицией, о которой Кинчев уверенно заявляет и в песнях, и в общении с прессой. В интервью газете "Завтра" эта уверенность доходит до некоей парадоксальности ("...то бесовство, с которым мы в принципе и боролись, есть власть как таковая. Облик меняется, суть остается прежней, дьявольской. А с этим нужно бороться..."); однако, это только на первый взгляд. Более глубокий анализ позволит понять, что именно эта парадоксальность и является признаком цельности, завершённости (но не в смысле законченности, а, скорее, эволюционной гармоничности) личностного и, как следствие, творческого пути Константина Кинчева, открывающей целые пласты человеческой постигающей мысли. Кинчев - через анархию - приходит к абсолютной осмысленности человеческого бытия, а это и есть настоящее искусство.

Не факт, что это окончательное видение Кости. Если вспомнить того же Ницше, ценимого Кинчевым, кстати, более за художественную, нежели за философскую состоятельность, с его знаменитым тезисом "Человек - это то, что должно преодолеть", то вполне логично предположить, что творческий путь АЛИСЫ сделает еще не один виток по бесконечной самораскручивающейся спирали. Однако с уверенностью можно утверждать, что то культурное наследие, которым уже располагает наше ещё до конца не сформировавшееся общество, заслуживает внимательного изучения не одного поколения музыкальных и просто критиков.

Алиса Ягубец

© Константин Кинчев. При использовании материалов ссылка на www.alisa.net обязательна.