|Апокриф |2018 |2017 |2016 |2015 |2014 |2013 |2012 |2011 |2010 |2009 |2008 |2007 |2006 |2005 |2004 |2003 |2002 |2001 |2000 |1999 |1998 |1997 |1996 |1995 |1994 |1993 |1992 |1991 |1990 |1989 |1988 |1987 |1986 |1985|

Пятница, 13

г. "Московский комсомолец", 20 июля 2001 г.

По народным приметам 13 числа, которое приходится на пятницу, чертям положено баловаться косячками и мухоморами на засиженной ведьмами Лысой горе, автомобили обязаны любвеобильно чмокать друг друга в нос и пихаться полированными задницами, сявочным болонкам предписано превращаться в маргинальных тигров и откусывать бошки всем, кому не попадя. И обязательно должно случиться пришествие какого-нибудь метеорологического катаклизма: урагана, цунами, бурьки (но не Борьки) с прорывом канализации у Белого дома.

С утра в прошлую инфернальную пятницу над Москвой жлобствовало набрякшее жарой небо. Пришлось с помощью куриных косточек срочно наколдовать грозу средней тяжести в районе ЦПКиО имени пролетарского мейстримщика Максима Acid-Горького, чтобы обстановка соответствовала запланированной там тусовке. Кинчевская "АЛИСА", мясо-пивные "КОРОЛЬ и ШУТ" (русский эквивалент названия "Царь-батюшка и Ванька-дурак"), порядком нахимерившая в гастролях "АРИЯ" соображали на троих в этот нехороший пятничный вечер под навесом сцены Зеленого Театра. Толпы молодых людей обоего пола в майках с соответствующими логотипами и физиономиями на грудях и спинах двигались в заданном направлении с песнями, отборным бытовым матом, зонтами и напитками. В Паутине началу шоу предшествовала нецензурно босяцкая разборка типа: "арийцы-дебилы", "алисоманы - дебилы", "Кинчев - лох и (почему-то) бомж", "мы вас уроем, зароем, затопчем, моргала повыколем" (взаимно) и т.д. Приличные дети приличных родителей, слушающие громкую и тяжелую музыку под одеялом, предпочитали наливаться пивом в эту пятницу в иных приличных местах, боясь попасть под горячие татуированные руки или подкованные ноги солдат враждующих армий. Фанаты "КиШ" 'а, в народе прозванные "кишиками" (хорошо, что не кишками), являли собой примерных голубей мира, у которых в клюве вместо пальмовой ветви погромыхивали заветные пивные банки. Между прочим, депутаты, народ-то спивается.

Получив благодарность от местных язычников за своевременную организацию грозы, я принялась считать собравшуюся публику по головам, желая знать, сколько же жертв отечественного хард-н-хэви приперлось. На подходе к 4 тысячам у меня начало двоиться в глазах. "8 тысяч!" - выдохнула я, упиваясь гордостью за молодых патриотов. На дистрофичных PLACEBO бесилось и фланировало около 3 тысяч любителей голубой британской харизмы, на DEFTONES глазелло и того меньше - всего 2 тысячи разноцветных голов и задов. "6 тысяч, старушка, не подтасовывай арифметику! А если на троих?" - вмешался внутренний голос, борец за справедливость.

Первой в программе была заявлена АЛИСА. Кинчев со своей неизменной компанией находится уже в том статусе, когда ему все равно, каким играть - в начале так в начале, в конце так в конце. Меньше света? Да хоть вообще без света! Меньше звука? Да хоть вообще без него. Тусовка бесновалась, девушки давили джинсовыми попками на шеи своих кавалеров так, что у тех глаза выпрыгивали и печально подрагивали на ржавых от пота пружинках, красно-черные знамена в десятках мест описывали ритуальную дугу. Константин, помолодевший за дни жизни в деревне лет на двести, загорелый, худой, маршировал, сдувался как шарик Винни-Пуха, который ослик Иа-Иа должен был засовывать в горшочек из-под меда, садился на корточки, протягивал руку к толпе, ловя приветы."Танцуй","Спокойная ночь", "Три дороги", "Дурак и солнце", "Красные горы", "Воздух", "Солнце за нас" и пр., и пр. Ни секунды расслабления - так учит старая школа рок-н-ролла, та, которая дала установку - "Держаться корней!" У некоторых со временем корешки подгнили, а то и отвалились вовсе, да только не у АЛИСЫ. Новый альбом на подходе - "Танцуй" называется.

Жалоба Гаспаряну А.Ю. А вот алискин гитарист, Левин его фамилия, все время меня пугал. Фиолетовой физиономией покойника Джими Хендрикса во всю свою, левинскую, грудь, переходящую в шею и в нижнюю часть живота своего. Только соберусь крикнуть:"Кинчев, жми!"- как Левин поворачивается в мою сторону и хендриксовский страшенный фейс, стало быть тоже поворачивается и зыркает на меня потусторонними фиолетовыми глазищами. У-у-у, пятница, 13-е! Лишь глоток керосина спасал от этого кладбищенского ужаса.

КОРОЛЬ и ШУТ гремели, скакали, шумели. Я в их творчестве плохо разбираюсь, ни одного слова не поняла, пока они не заорали про мужиков, которые ели зараженную ящуром британскую говядину, запивая бациллы коровьего бешенства пивом "Очаковское" в пластиковых бутылках. Визуально - очень забавные черти. Некоторые утверждают, что они - панки. А с виду - офонаревшие бременские музыканты, играющие дыр-дыр-дыр, вжиг-вжиг-вжиг. Кто из них кот, кто - осел, кто - петух, а кто - трубадур, уже без канистры бензина не разобрать. Где-то на третьей песне начинаешь на себе ловить зелененькую мысль, что это все-таки ошалевшая от нерешенного московским мэром квартирного вопроса свита мессира Воланда. Один из вокалистов (в народе фигурирующий как "Горшок") - смахивает на сильно похудевшего по диете Ларисы Долиной Кота Бегемота.

АРИЯ. Ну, Ария. А что Ария? Никаких пятничных сюрпризов, звучок так себе, у Терентьева пол-концерта что-то неладное с гитарой происходило. Ничего не взорвалось, не обвалилось, не каркнуло и не хрюкнуло - наверное потому, что не спели любимую всеми 13-ми пятницами песенку о тяжелой доли Антихриста, чтоб его. Зато Кипелов был совершенно непохож на человека, накануне пережившего очередной день рождения, - подтянут и в голосе. Собравшиеся в едином порыве отголосили с "арийцами" старые хиты группы и перешли на новые. Хитрый старик Кипелыч то и дело протягивал микрофон в зал, противозаконно эксплуатируя детский труд верных поклонников, - они давно и со знанием дела поют за него куплеты и припевы. "Химера", орденоносный "Штиль" (душитель "Чартовой дюжины"), "Осколок льда", " Небо тебя найдет", "Огненная стрела", "Тебе дадут знак" и т.д., и т.п. "Вампира", правда, не было . Пятница окончательно обиделась на "арийцев" и подставила Холстинину подножку, Петрович чуть не шлепнулся. Лично для меня весь романтический образ вампира рассыпался, когда я вспомнила, что появление любого такого упыря сопровождается страшной вонью. Они смердят и пердят. Именно поэтому в приличное общество вампирюг не пускают, за ними гоняется стража в лице ментов, именно поэтому они становятся "вечными изгоями" и у них так трудно брать интервью. А если бы не воняли?

На неистовство публики под завершающие "арийские" аккорды взирал, глумливо скалясь, Жорик- существо, засевшее на заднике и украсившее обложку нового альбома группы. Предполагается, что именно так должна выглядеть химера - нечто среднее между невинно убиенным синюшным птенчиком, раздавленном на асфальте, и скинхедом-бройлером, с которого живьем безжалостно содрали пупырчатую кожу. Дивное полотно производит неизгладимое впечатление особенно на нервных членов Общества защиты животных.

Итоги "нехорошей" пятницы. Каждый получил то, что он заказывал: и музыку, и музыкантов. Кое-кто, ближе к выходу из Горького Парка, получил-таки по кумполу. Теперь Небесная канцелярия упорно отказывается выполнить мою просьбу о ниспослании на головы в районе Зеленого Театра дождика средней тяжести. "Ждите, - говорят, - пятницы.". Что, опять на троих?!

Марга Пушкина

© Константин Кинчев. При использовании материалов ссылка на www.alisa.net обязательна.