|Апокриф |2016 |2015 |2014 |2013 |2012 |2011 |2010 |2009 |2008 |2007 |2006 |2005 |2004 |2003 |2002 |2001 |2000 |1999 |1998 |1997 |1996 |1995 |1994 |1993 |1992 |1991 |1990 |1989 |1988 |1987 |1986 |1985|

"Стать Севером"

Почти отыграв новый альбом "Алисы" "Стать Севера" в Лужниках, Кинчев обратился в зал: «А эту песню мы хотели приберечь для нашего нового альбома, но она почему-то наделала много шуму на Украине. Наверное, у кого что болит, тот о том и говорит. А мы всего лишь хотели выразить наше отношение к такому понятию, как ВЛАСТЬ».

Группа «Алиса» в Светлую Субботу вынесла в Лужниках на суд поклонников новый альбом «Стать Севера». Название пластинки сам Кинчев напрямую увязывает с русским характером, для которого присуща немногословность и глубина, суровость и жертвенность, державность и особенная стать. Давая прочувствовать специфику новой работы, Константин Евгеньевич почти не апеллировал к залу с залом, изредка выражая привычные благодарности Виктору Цою и Майку Науменко.

Недостаток живого общения с лихвой компенсировала обильная жестикуляция. Особенно замысловатый театральный компонент содержала песня «Дым», открывшая концерт. Кинчев детально показывал, как легко и свободно поднимаются вверх души праведников и низко стелется по земле марево грешников.

Светлая Седмица не могла не наложить отпечатка на трек-лист выступления «Алисы». До последних пор Кинчев подчёркивал, что показывает на концертах путь от тьмы к Свету, концентрируя в первом отделении проблемные и полемичные «боевики». Но на сей раз «Алиса» всё-таки отступила от традиционной драматургии. В Лужниках не наблюдалось не только прямолинейных «Грязи» и «Повелителя Блох», но не осталось места даже не столь ощетиненным «Чёрному» и «Зверям». Кинчева хватило лишь на умудрённый депрессанс, который он позаимствовал из «Старых Ран» Майка Науменко. Разделаться с гнетущим состоянием музыкант постарался как можно скорее – поэтому показал «Раны» уже вторым номером». Преувеличенный трагизм фразы «к тому же я остался без папирос» был Кинчеву только на руку. Сразу становилось ясным, насколько недостойными, мелочными и курьёзными кажутся наши повседневные заботы о житейских благах. Вот почему и раны, рисуемые Константином Евгеньевичем на обнажённой груди, оказались на этот раз не столь размашистыми и смертоносными.

Бросив скупое приветствие «Добрый Вечер», Кинчев обратился к программной песне «Стать Севера». Именно с этого момента произошёл некий эмоциональный перелом действа, после чего многие погрузились в то самое блаженное состояние, которое «Алиса» щедро дарит на своих концертах, не беря взамен разочарования, опустошения и дезориентации. «Алиса» не допускала энергетических провалов и тягостных пауз. Даже одинокое шоу барабанщика Андрея Вдовиченко в середине концерта не охладило раскалённых славянских вен.

Затянувшаяся зима будто бы специально дожидалась хмурой «северной» презентации «Алисы». Кому-то могло показаться неуместным включение зимней баллады «Падал Снег» в альбом, появившийся на прилавках во Время Великого Поста. Но всё встало на свои места, когда Великой Субботой с небес повалили «белые мухи», раз и навсегда пояснив, что значат слова «снегопадом распят город». В Лужниках того же эффекта пришлось достигать уже искусственно. Тем не менее, поддельный снег, взявшийся откуда-то с потолка, «таял» на плечах так достоверно...

«Северный» антураж давал глубже проникнуть в смысл некоторых причудливых словосочетаний из хитов «Алисы». «Здесь, в окоёме снегов» впервые обретало буквальный топографический подтекст. Недостижимые старославянские словеса становились родными и близкими, учитывая, что выражение «окоём» считается у пиитов наших просвещенных времен «неприличным» уже лет 10-20. Пришлось признать, что незадачливые стихотворцы ограничивают себя сознательно. А в песне «Небо Славян», раскрывающей могущество «окоём» пребывает абсолютно на своём месте.

На протяжении почти двух часов «Алиса» щедро дарила свой огонь. Дополнительные оттенки придавало пиротехническое шоу: пламя высоко взмывало во время патриотических гимнов и зыбко мерцало едкими миниатюрными огоньками на пепелище «Печали». К бису визуальный компонент свёлся до минимума. Теперь пламенными были сами слова, которые Кинчев выбрасывал в зал: «Эту песню мы хотели приберечь для нашего нового альбома, но она почему-то наделала много шуму на Украине. Наверное, у кого что болит, тот о том и говорит. А мы всего лишь хотели выразить наше отношение к такому понятию, как ВЛАСТЬ». Державный антиоранжевый манифест «Власть» народ принял на ура, а Кинчев продолжал недоумевать: «Вот такая песня. Что тут крамольного – не пойму». Примиряющую роль сыграла финальная «Солнце-Иерусалим», во время проигрыша которой Кинчев восклицал «Христос Воскресе!», кланяясь на все четыре стороны. Потом казалось, что и шикарный фейерверк, ожидавший на выходе из Лужников, был устроен специально по случаю Светлого Христова Воскресения.



Денис Ступников

© Константин Кинчев. При использовании материалов ссылка на www.alisa.net обязательна.