|Апокриф |'19 |'18 |'17 |'16 |'15 |'14 |'13 |'12 |'11 |'10 |'09 |'08 |'07 |'06 |'05 |'04 |'03 |'02 |'01 |'00 |'99 |'98 |'97 |'96 |'95 |'94 |'93 |'92 |'91 |'90 |'89 |'88 |'87 |'86 |'85|

АЛИСА: ЭХ, ДУША МОЯ РВЁТСЯ НАРУЖУ:

"...в высшей степени ужасающими будут последствия любых попыток человека обмануть совершенный механизм Творца"
(Мэри Шелли)

Концерт Алисы "Гуляем два дня" получился сильным и мощным. Но дело здесь, в первую очередь, не в звуке и качестве аппаратуры. Было отношение. Личное. Концерт как вызов самому себе - откровенный, негодующий и беспомощный одновременно, оттого - проницательный и болезненный. Но было что-то в Кинчеве и от ребяческой безответственности, безудержного лихачества и этакого мудрого лукавства. А вообще, казалось, что Кинчев пропитан эмоциями до капилляров и молекул, жесты были намного красноречивее обычного, а мимика, словно, крик обнажала нутро Кинчева.

А еще, он улыбался: несмотря ни на что. Хотя декабрьский Фарс, словно "счастливое пение крыс как всегда над Россией звенит", был настолько неприкрытым и наглым, что ответа Кинчева стоило ожидать на концерте. Более того, прозвучавшие строчки некоторых песен, написанных один, а то и два десятка лет назад, так четко укладывались в вереницу нынешних событий, что с ужасом осознаешь: смущению от духовного и нравственного калечества до сих пор не находится места.

И ко всему прочему, слушая Ъ, Зону, Страх, сразу вспомнились "фельетонная эпоха" Гессе и "Зона" Довлатова. С той лишь разницей, что у Довлатова именно лагерь представлял собой довольно точную модель Советского государства. А сейчас страна, кажется, наоборот подчиняется порядкам зоны. Но кинчевское "Вот так" в эти дни звучало импульсом - дерзко, решительно и безапелляционно. И это неминуемо давало надежду. И как глоток чистого воздуха - исполненный "Ямщик", который уводил от псевдосуеты, дешёвой праздности и возвращал к истокам: русской земле с ее душой нараспашку, искренностью порывов и силой духа. И именно здесь, среди могучих елей, на запорошенных тропинках и морозном солнце, хрустящем снегу и обжигающем воздухе, - ближе всего к небу. Оттого и чувства здесь обостреннее, границы добра - отчетливее, а грех - тягостнее. А еще, на концерте промчались электричкой лет двадцать жизни благодаря песни "Дождь и я". Она настолько осязаема и, кажется, ощущалась физически: этот почти уловимый запах молодецкой удали и озорства. Слёзы дождя, улыбки радуги, босоногая весна, выжженное лето, чермная осень и простуженная зима. Бесконечность попыток, ошибок, трагедий, поступков. И сегодня, оглянувшись, отчетливо понимаешь, что без прощения и смирения нельзя идти дальше: "Всем дается по душе, всем на белом свете. В каждом добром мальчише, в женщинах и в детях. Эта песенка слышна, и поет Всевышний...Начинается весна, расцветает вишня" (Александр Башлачёв)

Наше радио Санкт-Петербург - Ирина Горбулина

© Константин Кинчев. При использовании материалов ссылка на www.alisa.net обязательна.