|Апокриф |2016 |2015 |2014 |2013 |2012 |2011 |2010 |2009 |2008 |2007 |2006 |2005 |2004 |2003 |2002 |2001 |2000 |1999 |1998 |1997 |1996 |1995 |1994 |1993 |1992 |1991 |1990 |1989 |1988 |1987 |1986 |1985|

Полная версия разговора на Нашем Радио в преддверии радиопрезентации альбома 2012.

Алексей Петровский: Как правильно произносить ее название?

Константин Кинчев: Двадцать-двенадцать. Это не будущий год. Можно подумать и так, конечно, но прочтений масса, и я предоставляю свободу прочтения каждому слушателю.

АП: То есть можно подумать про то, что это время 8 часов 12 минут?

КК: Да, вполне.

АП: Пластинку вы сводили в Германии традиционно?

КК: Мы записывали ее на нашей студии, а сводили в Германии, у Джема, нашего саунд-продюсера, с которым мы выпускаем уже 7-й альбом. И менять ничего не хотим, так как Джем работает здорово, и нам очень приятно с ним сотрудничать. В прошлом году его даже наградили такой <железякой>, где выгравировано его имя и написано - лучшему звукорежиссеру Германии. Он выиграл такой приз, молодец. Поэтому нам все сложнее совместить наши графики, потому что он работой обеспечен на несколько лет вперед. Он только сейчас закончил писать немецкого Иосифа Кобзона - Удо Линденберга, а до этого работал с Rammstein и GuanoApes.

АП: Когда вы ездили сводить прошлый альбом, было извержение вулкана. В этом без происшествий обошлось?

КК: Да, в этом - без катаклизмов. Но заливало, конечно, Германию, и самолет потрясло. Слава Богу, мы сели и успешно свелись. Были другого порядка истории. Нас <обнесли> в благополучной Германии. Там очень процветают квартирные кражи, как выяснилось. Мы поселились в одной квартире у наших знакомых и ушли гулять. А я оставил там, как дурак, сумку со всеми документами. Нам звонят и говорят - у вас дверь взломана. Пришли, а там действительно все перевернуто, полна квартира полицаев. Я по нашей логике понимаю, что я главный подозреваемый, потому что посмотрел - сумка моя лежит, ничего оттуда не взято. Я выдохнул - пронесло, потому что до этого уже прорабатывал все планы действия нерадостные: ехать, сдаваться в посольство, объяснять, кто я такой, ждать депортации в Россию, восстанавливать документы, в общем, полный караул. Кража идиотская - взяли кредитки хозяйские и 2 000 евро. Моя же сумка была вскрыта, а там конвертик торчал уголочком, с деньгами. Я-то думал, что они возьмут деньги, а они решили, что в конвертах должны лежать письма, и засунули его обратно.

АП: В новой записи участвовали приглашенные артисты?

КК: Были приглашенные: два брата Погорецких, скрипка и виолончель, и еще альтист. Фамилию его боюсь перепутать, но там в альбоме на обложке все указано. Спасибо им всем огромное. Главный Погорецкий - он концертмейстер питерской капеллы, это серьезные классические музыканты, и звучат они замечательно. Так что все струны у нас живые. Еще я пригласил Люсю Махову из ДАЙТЕ2, она спела в двух композициях, за что ей спасибо, за профессионализм и работоспособность, и вообще за то, что она есть.

АП: Песни новые или есть что-то из давно придуманного материала?

КК: Написаны они все в прошлом году, по мере накопления. Ничего старого нет.

АП: Некоторые ждут альбома <2012> как своеобразного продолжения <Ъ>

КК: Нет, они отличаются и по звуку, и по идее. Стилистически они тоже разные, пересекаются разве что в технологически подходе, то есть это как продолжение одного процесса, в который я погрузился с интересом. Кстати, Джем отметил аранжировки в этом альбоме, ими занимался я в основном, так что это приятно.

АП: Очень много в альбоме воздушных клавиш?

КК: Да. Какие-то мои, какие-то Ослика. Мы делали пластинку практически вдвоем.

АП: Мне показалось, альбом получился личным и достаточно спокойным.

КК: Он сбалансирован. Там достаточно и лирики, и угара. Вот песня "Прыть", например - сложно ее лирической назвать. Конечно, не очень удобно себя хвалить, но, по-моему, работа удалась. Я доволен результатом.

АП: Пластинка открывается песней <Арифметика>. Там такая считалочка от одного до восьми и в обратном порядке.

КК: Да, и суть шекспировская - театр. Я почитал дневники Эфроса - дочке задали в том году задание, подготовиться к учебному году. А мама с папой первые прочитали. Я вот прочел, и после этого возникла такая история. Для меня было однозначно начинать альбом с <Арифметики>: как только она появилась, я понял, что это увертюра ко всему остальному.

АП: Вторая песня называется <Шейк>. Я слышал, что она изначально была в другой, трип-хоповой почти обработке, спокойной, а сейчас стала традиционно звучать.

КК: Она изначально была такая, там ничего не поменялось. Ну разве только чуть-чуть рисунок барабанов. И проигрыш придумали новый.

АП: Здесь впервые появляется женский вокал?

КК: Да, там Люся появляется. Припев поем на три голоса.

АП: А как пришла идея женского вокала?

КК: Там он нужен был. Я хотел октаву со своим голосом, а Пете (Петру Самойлову) высоковато было. Люся же очень профессиональная в плане студийной работы, с ней легко работать, она ответственный человек, готовилась дома. Она нам семь голосов на выбор принесла. Я выбрал один из них, и Петя спел, как у Люси было.

АП: Люся будет присутствовать на презентации?

КК: Если будет свободна. Иначе мы с Петей споем вдвоем.

АП: А откуда такое название - <Шейк>? Совсем нерусское.

КК: Не знаю, откуда-то оно возникло. Я ведь интуитивно тексты пишу, они у меня сами получаются. Возникло слово. Это танец прикольный, танец моей юности, и здесь как импульс для того, чтобы жить.

АП: Третья песня, <Руны>, мне очень нравится. Вы, как человек, интересующийся футболом, знаете, что руны запрещены, и мы узнали о них благодаря баннерам. Руны - это же тайны?

КК: Да, тайнопись, тайное послание. <Тех, что выдумал я> - это мои руны. А я себя напрямую ассоциирую с Севером. Мы - северный народ, и географически неправильно воспринимать нашу страну, как, цитируя министра обороны, <многонациональное евразийское государство>. Мне в таком государстве жить не хочется. Я хочу жить в северной стране под названием Русь. Знать свою историю, гордиться своей национальностью, своей культурой.

АП: Кстати. Болельщики <Зенита> после всех этих событий, в Махачкале в том числе, поют, вы знаете, хором <Небо славян> на трибунах.

КК: Огромное им спасибо, для меня это честь.

АП: Очень волновались, как получится, репетировали, сначала на дубле - все было нормально. Теперь и на выездах исполняют. Дальше по альбому. <2012>. Это хит? То, что будет звучать на радиостанциях?

КК: Мне так кажется, хотя я не программный директор. Это крепкий концертный боевик, стопудово. что касается авторства, то я в очередной раз не устоял от соблазна и воспользовался музыкой композитора Графа. Он работает в коллективе <Анхелик>. Мы пошли цивилизованным путем, мы обратились к автору, он послушал эту версию, которая возражений не вызвала, и отправил он нас к своему издателю, <Юниверсалу>, а они запросили текст, словом, все это длилось полгода:Дальше они дали нам добро, и мы купили права. А текст песни - мой.

АП: Что означает фраза <2012 возьмет свое как дважды два>?

КК: Эта календарная дата наступит. То есть следующий год будет - это само собой. А что он возьмет - откуда ж мне знать?

АП: Все посходили с ума с концом света.

КК: Я не думаю, что это ерунда, любой христианин ждет конца света. Но о дне и часе знает только Господь Бог. Хотя бодрствовать и держать себя в ощущении готовности полезно. Полезно помнить о том, что это может возникнуть в одночасье и застать тебя врасплох.

АП: <2012> - это та песня, которую будут хором на концертах исполнять?

КК: Не знаю. Будем тщательно репетировать эту программу. Уж так получилось, что последние альбомы мы презентуем на Украине, но я этому рад, и публика там нас терпит, причем терпит радостно. К октябрю выйдем во всеоружии, так что <2012> должна звучать как надо.

АП: Эта песня в память въедается сразу.

КК: Ну да, это концертный хит. А радийный ли он? Мне почему-то казалось, что начнут крутить альбом именно с этой вещи.

АП: Следующая песня - <Война>. И здесь снова вокальная партия женская по полной программе.

КК: Я не знаю, удалось ли донести суть песни. А суть в том, что войны начинаются тогда, когда люди не слышат друг друга. Каждый выходит с набором агрессивных претензий и не хочет вступить в диалог. Одна грань - это общение между мужчиной и женщиной, другая в масштабах государства. Так что там уместен женский вокал. А в третьем куплете я сопоставляю второй и первый по текстуре, и получается абракадабра. Тем самым я усиливаю эффект того, что люди не слышат друг друга, и начинаются войны. Не знаю, удалось ли, но я старался.

АП: <Прыть>. Когда я ее начал прослушивать, по первым же аккордам подумалось, а Константин Кинчев не слушал ли Оззи Осборна в этот момент?

КК: Я люблю Оззи, это один из самых чтимых мной композиторов по сей день. я слушал - шикарный альбом. Кстати, до меня информация дошла, что он вернулся в Black Sabbath и что они делают альбом сейчас в своем аутентичном составе. Но тема этой песни не похожа на Оззи. Риф получился, и сетку барабанную придумали - очень мне нравится. Спасибо Андрюхе. Я там Оззи не вижу. Хотя если показалось - значит, он рядом ходил (смеется).

АП: <Все, кто здесь зимовал, знают ответ: им из этих стен выхода нет>. Печально.

КК: Да, безысходно. Но песня с безысходным утверждением. А потому, что кто окунулся в реку лжи, зависти, стяжательства и человеконенавистничества, чем отличаются государственные мужи, тем и надо ответ держать.

АП: Далее композиция <Капля солнца>. Опять таки такое <робо-зомби>, то есть сначала странные звуки, а только потом музыкальная тема. Индастриал такой.

КК: Да и вообще, это к государю робкое мое обращение, как подданного, так скажем.

АП: Многие не видят смысла в попытках даже обращения.

КК: Властьимущие живут в башне из слоновой кости и видят мир искаженным. Это королевское кривозеркалье. Любая власть этому подвержена. Нет ни одного нормального государства на земле. И быть не может. Потому что люди нормальные быстро превращаются в какие-то собственные тени. Был человек, а стал своей тенью, и тень начинает доминировать. Все человеческое пропадает, и появляется государственный муж, он рулит процессами, а это так интересно, это же колоссальная работа. С другой стороны, было бы все проще, если б я знал, как рулить процессом. Одно я понимаю точно- если ты попадешь во власть, или она тебя съедает, или ты становишься как они. Любой порядочный человек, который хочет изменить ситуацию к лучшему, через месяц начинает лоббировать интересы нескончаемых потоков, которые его заносят, заносят, заносят. Поэтому когда главный государственный муж начинает говорить о борьбе с коррупцией, мне смешно. И в той или иной степени коррумпирован весь земной шар. В странах с более слабыми социальными гарантиями коррупция просто чуть больше, чем в странах, где эти гарантии имеют какой-то вес.

АП: <Жажда жизни в капле солнца>.

КК: Есть надежда, что прорвемся. Вот и все.

АП: Следующая композиция - "Качели". Безумно крутая песня. Спокойная, но ее слушаешь и что-то новое постоянно в ней находишь. Как она родилась?

КК: Сначала было арпеджио на клавишах. А потом оно как-то "обросло".

АП: Клавишный ход - это вещь, которая использовалась достаточно часто...

КК: Милилард раз. Ну и по сути, после этого арпеджио появилась двойная "бочка" с басом, и я понял, что это по сути немного блюз. И его интересно сыграть без живого грува, а оставить в электронной машинке. Я решил это сопоставить. Так что ощущение блюзовости присутствует. Это было неожиданно и захватило. А когда я уже все спел, то понял, что в одном проигрыше не хвататет рэпа и зачитал его. Там прямо просилось по душе.

АП: Если говорить о ротации на радио - не люблю это слово, но все же..

КК: Длинновата она, конечно.

АП: Но все равно, было бы здорово, если бы звучала.

КК: Так чем больше наших песен на радио, тем лучше для нас.

АП:"Качели вверх" - это все-таки "закон" или "обман"?

КК:Так это как закон, так и обман. Там же законы-то не работают. Самое емкое, на мой взгляд, слово - это "зоркость". Это литературная удача. И потом я все думал - милость способна ждать как? И тут меня осенило: как ждет удара копье. Образ правильный, все точно. Я не хвалю себя, я просто благодарен тем силам, которые мне посылают эти импульсы.

АП: И про "лед космических зим" - одно к одному.

КК: Да, и после "Качелей" я понял, что альбом состоялся, и что надо просто еще написать две песни. И появились "Прыть" и "Пульс". Они неплохие, но появились уже после "Арифметики" и "Качелей". Ну и есть "2012" - заглавная.

АП: Как раз-таки о песне "Пульс".

КК: Я ее последней написал. Это констатация. Горели леса, все горело.. И я еще раз такую острастку жизненную зафиксировал. То есть события, как все это может происходить в одну секунду.

АП: "Молодость училась держать ответ за старость".

КК: Да, а кто еще, как не молодость, выдержит все эти катаклизмы, а заодно, может, и ответственностью пропитается?

АП: Если я правильно расслышал, там поется: "Это вам не выдумки СМИ, а быль".

КК: Да. Именно так.

АП: Рискованно немного - "СМИ"...

КК: А по-другому тут никак просто. Здесь все емко и по-газетному несколько, менее литературно. Зато точно: "быль". Час гнева. А о нем знает только Господь. Это я просто так - чтоб бодрствовали.

АП: Последняя песня, "Мир", так или иначе перекликается с "2012"?

КК: И "Мир", и весь альбом объединяется понятием "бодрствовать", хотя ключевое-то слово - "игра". Жизнь - как игра, в которой ты должен соблюдать правила. Не жульничать, не мухлевать, а добиваться виртуозности и так строить жизнь. Задача любой жизни, наверное, такова. А иначе тогда надо строить жизнь как властные структуры.

АП: А фраза "Все брали то, что хотели, я только то, что не взять"?

КК: Замахиваюсь на очень большое. Сиюминутное неинтерено, хочется брать что-то связанное с вечностью. А вправе ли я это делать? Это такое постоянно рефлексирующее сознание интеллигента. Что такое интеллигент для меня? Само слово мне не нравится. Но это аристократ духа. Это уверенный в выбранном пути человек, сомневающийся в правильности каждого сделанного шага. Я давно это для себя сформулировал, осталось в памяти. Это ощущение того, что зоркости недостаточно, чтобы "определять свое". Жажда более зоркого взгляда - и внутрь, и вокруг.

АП: "Вода-вино". Начинаешь слушать и думаешь: не про себя ли?

КК: Про себя. Правила принимаю как жизнь. Ощущение того, что мы занимаемся этим чудом, дает мне импульс не разочаровываться в собственной профессии, а, напротив, любить ее. Уже 30 лет мы рубимся, и каждый раз, когда я выхожу на сцену, мне это доставляет даже физическое удовольствие, не говоря уже об эмоциональном. Да, дерзнул, беру смелость заявлять,что мы доставляем радость на концертах, "превращаем воду в вино". Мы это делаем, потому что мы обычные люди, и радость людская. Но вино, по сути, та же вода.

АП: Но рискованное такое сравнение. Какой-то будет реакция на него?

КК: Я же иду все время по грани, где я, с одной стороны, предатель и мракобес с православием головного мозга, а с другой тоже много нареканий, потому что чересчур много на себя беру. Буду оплеван с двух сторон, мне не привыкать.

АП: Вот песня"Мир", про которую мы уже много говорили, меня там одна фраза зацепила: "Всем важно, что он них скажут, мне важно, как отпоют".

КК: Ну естественно. Надо жизнь прожить так, что бы не было потом мучительно больно за бесцельно прожитые годы. Я не устаю повторять этот девиз, в начальной фазе нашего становления произнесенный в альбоме "Энергия".

АП: "Кто верит в путь инноваций, тот вряд ли верит в любовь".

КК: Да это так, легкий укол всему, что мы можем называть "властью". Я в песне "Власть" с альбома ПХДЛ уже все выразил, все свое отношение.

АП: Любитель инноваций победит любителя дзюдо или наоборот?

КК: Не знаю. Мне кажется, у них все уже решено и поделено.

АП: Альбом получился логичным продолжением предыдущего? Или это необычная работа?

КК: Для меня это совершенно логичное продолжение альбома "Ъ". Меня увлекла эта работа, я влюбился в "лоджик", я с ним живу и технологически учусь. И, судя по работам, что-то уже умею.

АП: Сколько по времени заняла работа над альбомом?

КК: Первую песню написал в декабре 2009 года. Альбом, соответственно, выходит осенью 2011-го.

АП: Не было искушения выпустить его в 2012-м?

КК:Наоборот, было искушение не опоздать. Вышел бы в 2012-м - с точки зрения пишущей братии,это была бы вчерашняя новость. А мы идем с опережением. А потом уже следующий альбом вынесем на суд публики.

АП: И назовете его "2018" в честь Чемпионата Мира, который мы обязаны выиграть.

КК: Уже Фурсенко сказал, что чуть ли не выиграли.

АП: Что касается порядка песен - вы их так расставляли?

КК: Да, я так их и хотел расставить. Кручу, верчу. Я их "музыкально", в основном, выстраивал. То есть порядок исходит от музыки, а не от слова. Впрочем, в плане технологии я словами жонглировать уже умею от и до. А в плане таланта - да, у меня его, может быть, не так много, но я спокойно с этим существую. Мне музыкой интереснее сейчас заниматься. Музыка обычно сильно цепляет, и я вот этого хочу добиться. Пытаюсь.

АП: После выхода альбома как долго будет продолжаться состояние спокойствия, что дело сделано? Когда снова начнется зуд?

КК: Даже как-то неловко про это говорить. Но мы же "2012" записали еще в апреле, мы просто ждали "дырки" в графике Джема. А сейчас мы уже погружены в другую работу и вовсю занимаемся ей.

АП: Интересна жизнь музыканта...

КК: Да, если будем живы, то мы с Джемом договорились, что он сюда, к нам приедет сводить альбом в мае будущего года.

Разговаривал Алексей Петровский (Наше Радио Санкт-Петербург)

© Константин Кинчев. При использовании материалов ссылка на www.alisa.net обязательна.