ИНФОРМАЦИЯДИСКОГРАФИЯ ФОТОАЛЬБОМ ИСТОРИЯ ПРЕССА АРМИЯ АЛИСА ВПЕЧАТЛЕНИЯ ФОРУМ ВОПРОСЫ БЕСЕДКА
|Апокриф |2016 |2015 |2014 |2013 |2012 |2011 |2010 |2009 |2008 |2007 |2006 |2005 |2004 |2003 |2002 |2001 |2000 |1999 |1998 |1997 |1996 |1995 |1994 |1993 |1992 |1991 |1990 |1989 |1988 |1987 |1986 |1985|

НОВОЕ «ПОКОЛЕНИЕ» КОСТИ КИНЧЕВА поет хором и дает сдачи

Газета "Площадь Свободы", №44

Если предположить, что машина времени давно создана, и иногда кто-то никому неизвестный и никем не замеченный тайным образом приводит ее в рабочее состояние, то именно эту штуку этот кто-то и проделал 8 марта на концерте группы «Алиса» в ДК «СК». Время было повернуто вспять.

— Значит, так, — инструктировала нас администратор Дворца культуры. — Предупреждаю сразу: во время концерта снимать можно только первые четыре песни. Большая просьба, хотя это дело ваше, но я просто предупреждаю — отснимите и от сцены лучше держитесь подальше, потому что Костя, он такой… Может и камеру вам разбить и все что угодно. Интервью не обещаю. Он вот лежит сейчас в гримерке, ноги задрав, мог бы и поговорить, конечно, но это бесполезно, по-моему. Если хотите, я вас туда проведу, но за последствия не отвечаю — действуйте сами…

К этому времени фойе ДК «СК» уже начало потихоньку заполняться черно-красными фанатами «Алисы». Просто интересно, где эта публика прячется днем? Все эти девочки в вытянутых толстых свитерах и с булавками на джинсах, мальчики, упакованные в многослойную униформу — на груди Кинчев с «Алисой», на рукавах «Кино», чуть ниже поясницы, извиняюсь, Егор Летов с «Гражданской обороной». В Питере или Москве подобная тусовка вполне гармонично вписывается в общий уличный пешеходный поток, у нас же — только на рок-концертах и встретишь. Может, днем они в пиджаках и галстуках ходят, в строгих костюмах? Впрочем, как выяснилось чуть позже, добрая половина публики была не из местных. Армия «Алисы» сопровождает своих кумиров повсюду. Нетольяттинцы тут же бросались в глаза некоторой особой своей неряшливостью, немытостью волос и большею концептуальностью прикида. Проехать через 20 городов на поезде, а когда кончаются деньги — автостопом, тут, понятно, не до чистки ногтей…

Конечно, мы решили действовать сами.
На сцене шла репетиция. Константин Евгеньевич Кинчев, седой, в синих джинсах и в толстом, грубой вязки, фиолетовом свитере, не торопясь, прошел к микрофону. «В голос, добавь в голос, — начались указания звукорежиссеру. — Еще раз. Раз-раз-раз. Ну все, нормально».
— У вас не найдется минут десять для интервью? — остановили мы Кинчева на пороге гримерки.
— Ребят, у меня ж концерт начинается. А после концерта мы сразу уезжаем, — Костя попытался отвязаться от нас по-хорошему, развел руками и хитро улыбнулся.
— До концерта еще пятнадцать минут. Ну давайте хотя бы пять.
— Нет, не получится, — уже построже покачал он головой и начал стягивать свитер. Тут стало ясно, что пропечатанная накануне в «Комсомолке» заметка о том, что Кинчев наколол в районе пупка левостороннюю свастику-«солнцеворот», не соответствует действительности. Никакой свастики там нету.
— Ну нет так нет, — развернулись мы и, пройдя по гулкому коридору мимо охранников, снова погрузились в черно-красную толпу алисоманов.


— Вон она, — наконец-то я увидела эту девчонку в разбитых очках, кое-как замотанных скотчем. — Пойдем поговорим.
Ирка уже подходила к нам в фойе. Наметанным взглядом вычислила журналистов и попросила прислать ей через Интернет фотографии с концерта. Сейчас она стояла неподалеку от бара и озиралась по сторонам.
— Привет еще раз. Своих ищешь?
— Да нет. Тут есть вон народ с Питера, с Москвы, но я с ними не тусуюсь, — ответила Ирка, продолжая озираться.
— А ты откуда?
— С Волгограда.
— И давно с «Алисой» путешествуешь?
— Уже двадцать городов. Недавно вот дома была — целый один день, — Ирка широко улыбнулась.
— А деньги откуда?
— Работаю — в маркетинговой системе. Можно свободно ездить поэтому. На поезд хватает, живу у друзей — в разных городах есть знакомые. Сейчас вот деньги кончились, дальше автостопом придется.
— А ночевать в Тольятти есть где?
— Не-а, в Тольятти у меня знакомых нету…
— А с очками что?
— Менты вчера разбили в Самаре. Там народ к сцене не пускали сначала, но потом Костя их построил. Очки мне, правда, разбить успели, гады, — Ирка потерла разбитую бровь. Только сейчас я заметила, что под глазом у Ирки фиолетово.
— А самый лучший концерт, по-твоему, где был?
— В России? В Туле. Так душевно… Такой Костя… А хуже всего на Украине. А вы «Веретено» снимите — там Костя так кланяется, так кланяется… — Ирка романтически вздохнула.
— Ты что, уже и режиссуру всю знаешь?
— Ну! После двадцати городов-то! Да вам, наверное, «Веретено» не разрешат уже. Вы вообще от сцены подальше держитесь, а то Костя, он такой, может и заехать.
— Да нас уже проинструктировали…
Представить себе учтивого седого мужчину в толстом «домашнем» свитере, которого мы видели минуту назад за сценой, «заезжающим» нам ухо было сложновато, но если Ирка сказала…

Легенды и мифы сопровождают кумиров повсюду. Вряд ли кто-то из этой красно-черной толпы думал о Кинчеве, как о большом любителе Гумилева и Бродского, имеющего домик в деревне, воспитывающего троих детей и утверждающего, что он старается не давать концерты под Пасху. Это очень занятный парадокс на самом деле: кумиры взрослеют, потом стареют, поют уже совсем другие песни с совсем другими словами, а публика их не меняется — у «Алисы» это все те же 15-17-летние подростки в красных шарфах и взметенной вверх рукой, изображающей металлическую «козу». И десять, и пятнадцать лет назад в зале творилось бы то же самое. Забавно, но Кинчев, по всей вероятности, принял эту игру, врос нее и как бы ни хотел, избавиться уже не может. Рок стал его профессией. Профессией, которая требует совершенно определенной манеры поведения на сцене, общения с залом и внешнего облика.

Он появился в черных, в облипку, джинсах и черной майке. Из кармана штанов свисал красный шарф. Зал взревел, завизжал и ломанулся к сцене. Те же, кто решил не рисковать и остаться на месте, вынуждены были переместиться с сидений на спинки кресел, чтобы можно было хоть что-то увидеть за лесом рук, держащих зажигалки и знамена. Охранники пытались сдерживать толпу, и здесь Костя исполнил свой коронный, просто убойный номер:
— Эй, юноша с надписью «ГБР» на спине, — оборвал он на полуслове песню и обратился к охраннику. — Ты сядь, расслабься, послушай хорошие песни и не бей людей. Просто расслабься и посмотри концерт — больше удовольствия получишь, честное слово.
Эта часть спектакля, описанная Иркой под названием «Костя их построил», начавшаяся так рано, еще больше подогрела толпу. Честность за честность — охрана никого не била. Работа охраны — не допустить жертв и разрушений. А при том порыве, который был проявлен неуправляемой толпой, такое вполне могло случиться.
Просто подарком Косте стало неожиданное выступление директора ДК «СК» Урала Шарипова:
— Просьба освободить центральный проход, иначе концерт будет остановлен и продолжаться не сможет.
Толпа счастливо взревела. В воздухе запахло доперестроечными восьмидесятыми и подпольными концертами. Костя, смеясь, обронил:
— Ну, здесь я не знаю, что и говорить даже…
И концерт продолжился…

— Ты же помнишь, — говорила мне администратор ДК «СК», когда мы вышли из зала, чтобы прояснить ситуацию с выступлением директора, — помнишь, «Коррозия металла» была? Ведь сорок стульев тогда сломали! Сорок стульев! Завод в ужасе был, когда мы им заказ делали на новую мебель. И вообще, мы всегда разрешаем танцевать в боковых проходах. Но не в центральном. Вот и все. Поэтому директор и попросил освободить только центральный проход. А на охранников наших Костя зря так… Вот к нам один раз из Самары охрана приезжала, уж не помню, с кем, вот те точно — просто зверски с публикой обращались. Брали вот так, всей пятерней, за лицо и выталкивали из зала. Даже «форпостовцы» наши возмущены были такими методами работы.

Ясен пень, сегодня концерт «Алисы» могут отменить, руководствуясь разве что сугубо хозяйственными причинами, отнюдь не идеологическими. «Невская волна против дамбы застоя» — этот лозунг уже не канает. «Мы вместе» — гимн прошлого времени. «Демонический рок» вышел из моды. «Потерянное поколение» давным-давно нашлось. Пришедшее ему на смену не собирается «молчать по углам» и «ставить себя под плеть». Оно дает сдачи. О чем не молчит — другой вопрос…

А концерт шел своим чередом. Мой фотограф был безнадежно затерт толпой фанатов, и пробраться к нему не было никакой возможности. Костя носился по сцене, как ураган, на «Веретене» же, как и положено, исполнил витиеватый поклон.

Градус атмосферы в зале не понижался ни на секунду. Армия «Алисы», сгрудившаяся у сцены, внимала Косте едва ли не слезами на глазах. Где-то там была Ирка. Просто тусовщики, которым сам концерт был нужен постольку поскольку, то и дело бегали с деловым видом туда-сюда по проходу. Три маленьких лысых мальчика в одинаковых черных рубашках и светлых подтяжках, немного поозирались, потом трижды, выбросив вперед руки, прокричали «Зиг хайль!» и, видя, что никто на них не обращает внимания, все так же озираясь, решили переместиться в другой угол зала. На последних рядах целовались парочки.

Не смотря на то, что концерт был представлен в качестве поддержки нового альбома «Алисы» «…танцевать», собственно новых песен было исполнено не слишком много — большею частью звучали все-таки старые, в том числе с предыдущего «Солнцеворота», и народ с удовольствием орал их хором. Особенно вдохновенно была исполнена «Трасса Е-95» и перепетая Кинчевым цоевская «Спокойная ночь».

Концерт прошел на одном дыхании и многим, увы, показался слишком уж коротким. На самом деле «Алиса» сократила программу на двадцать минут, поскольку торопилась на поезд, уходящий из Самары.
— Ирка, ты дальше-то куда собираешься?
— Дальше — Стерлитамак. Это под Уфой что ли… В Башкирии, короче.
— Ну пока.

P.S. Совет за так: блуждая в фойе перед концертом, обращайте внимание на книжные лотки. Не так давно здесь можно было приобрести изданную в 2001 году книгу «Виктор Цой. Звезда по имени Солнце. Стихи, песни, воспоминания» с очень качественными и не публиковавшимися ранее фотографиями.

P.P.S. Евгению Леонтьеву спасибо за подарок к 8 Марта — альбом «Алисы» «…танцевать». Вот послушала дома толком… без визгов… — оказался добрым.

Автор: Елена САФРОНОВА
Фото: Екатерина СЕРГЕЕВА

© Константин Кинчев. При использовании материалов ссылка на www.alisa.net обязательна.