ИНФОРМАЦИЯДИСКОГРАФИЯ ФОТОАЛЬБОМ ИСТОРИЯ ПРЕССА АРМИЯ АЛИСА ВПЕЧАТЛЕНИЯ ФОРУМ ВОПРОСЫ БЕСЕДКА
|Апокриф |2016 |2015 |2014 |2013 |2012 |2011 |2010 |2009 |2008 |2007 |2006 |2005 |2004 |2003 |2002 |2001 |2000 |1999 |1998 |1997 |1996 |1995 |1994 |1993 |1992 |1991 |1990 |1989 |1988 |1987 |1986 |1985|

АЛИСА "ЭНЕРГИЯ"

Автор и ведущий: Андрей Куренков
Наше Радио

-1985 год
-Михаил Горбачев становится генеральным секретарем ЦК КПСС;
-В СССР начинается масштабная борьба с алкоголизмом;
-В Москве проходит XII всемирный фестиваль молодежи и студентов;
-Советская группа «Автограф» принимает участие в международном рок-марафоне LA;
-В американский прокат выходит фильм «Командо» с Арнольдом Шварценеггером;
-А заключительные серии «Ну, погоди!» радуют детей и взрослых вот таким саундтреком:
("Бегут", "Айсберг", "Крыша Дома")

Кстати сказать, в последнем номере - нетленке Юрия Антонова - соло на гитаре исполняет Владимир Кузьмин. В то время не имевший права выступать в Москве, так как его «Динамик» состоял в легендарном «Списке запрещенных групп». Вообще, из сегодняшнего дня события 20-летней давности видятся примерно так: семьдесят лет было ничего нельзя - а потом вдруг раз! - и стало все можно! Однако все было не совсем так, перестройка была не событием, а процессом, зачастую мучительным, и в ее начале никто не мог предсказать, чем все закончится. Никто не думал, что колоссальное здание может рухнуть от ветерка, залетевшего в открытую форточку. А в 85-м и форточку никто еще не открывал - наоборот, вовсю составлялись те самые запретительные списки; электрических концертов, особенно в Москве, почти не было, тексты должны были проходить цензуру. Некоторым музыкантам и распространителям альбомов довелось в те годы и в местах не столь отдаленных побывать. В общем, свободу творчества «за так» никто не давал - музыканты брали ее с боем , отвоевывая каждый раз по кусочку. И одним из первых на линии огня был герой сегодняшней программы.
Константин Панфилов. Он же Константин Кинчев. Он же Кот, он же Доктор. Поэт, музыкант, композитор и вокалист группы Алиса. Вредные привычки - алкоголь и курение. Характер веселый. Женат.

Кинчев: То, что вот вы имеете на всех носителях, которые есть - это тот звук, который формировал Тропилло при моем скромном участии, и, соответственно, я под этим звуком подписываюсь и говорю, что «да», именно так мы и хотели сделать, чтобы альбом звучал.

На момент начала записи пластинки Кинчеву - 26 лет, возраст по рок-н-ролльным меркам уже солидный. Однако «Энергия» стала подведением итогов именно первого этапа жизни музыканта - ведь дебютная работа «Нервная ночь» была по сути случайной. «Энергия» - это не только юность рокера, но и его детства - того времени, когда он будучи учеником 239-й московской школы впервые взял в руки гитару.

Кинчев: У нас был хороший пионерский лагерь, было всего два корпуса, стоящих в лесу, в калужской области, 4 отряда, причем последний отряд - детский сад. Поэтому была в общем такая вольница… Ну что сказать - у нас вместо горна по трансляции «…» Блэк саббатовский звучал, или «…», который только вышел в то время. Это благодаря радиорубщику. И в принципе это не пресекалось особо ни начальником, ни старшим пионервожатым. Так что вот, пионерлагерь меня… Я в принципе все и услышал году в 73-м, меня все это захватило. Хард-рок, во всяком случае. Ну и рядом стоял палаточный лагерь хиппи.

Короче, по возвращении в Москву голова у ребенка гудела от тягучих риффов Тони Айомми и грубого голоса Оззи Осборна. Мрачные рокеры в черном с крестами на шеях открывали дверь в новый волшебный мир, и стоило погрузиться в него глубже. Тем более что для этого достаточно было просто выйти из дома.

Кинчев: Ну, это в основном улица Горького, конечно. Там все знакомства, вся труба. Я просто родился на Тверской нынешней, соответственно до 69-го года мы там прожили в коммуналке, потом нашу коммуналку расселили и я переехал на ВДНХ. Я любил больше всего Black Sabbath, Led Zeppelin, в меньшей степени Deep purple. Надо было иметь одну-две пластинки, и тогда информационное поле было безграничным. Что имеется в виду - постоянный обмен и наличие вертушки у меня дома. Это была 106-я Vega, потом «Маяк» магнитофон, потом со временем, после школы денег поднакопив, …себе купил. просто были люди знакомые которые тоже увлекались музыкой, таких же как и я, мы встречались, менялись и все.

Любимые Кинчевым «Black Sabbath» к 74 году были на пике. На их счету было уже пять альбомов, лучшим из которых стал как раз пятый - «Sabbath Bloody Sabbath». Что у нас произносили вместо слова «bloody» - сами знаете. На этом альбоме у бирмингемской четверки впервые появились синтезаторы - за них встал, пожалуй, самый виртуозный клавишник мировой рок-музыки Рик Уэйкман из группы «Yes». Кинчев на «Энергии» тоже будет сотрудничать с великим клавишником, только нашим…

Кинчев: Да, Блэк Саббата у меня было много. Я рисовал сам плакаты и доставал постеры. Какие-то срисовывал, какие-то импровизировал. По большей части, конечно, срисовывал. Ну вот у меня был плакат очень странный один, он был не знаю как эта пленка называется, на которых рентген делают, вот на такой пленке.Там был не негатив, а объектив, туда надо было подкладывать какой-то фон, и получался плакат. У меня был большой фон, я иногда красную бумагу подкладывал, иногда белую.

Прочие музыкальные увлечения Кинчев неоднократно перечислял во многочисленных интервью, но лучше всего он рассказал об этом в 85 году, в одном из треков альбома Энергия.

трек "Меломан"

Кинчев: «Меломан» - это странная история. У нас был гитарист в группе «Зона отдыха», который сказал, что я тут веду дискотеку, там только-только вот этот нарождался жанр. «Давай чего-нибудь придумаем». Я написал песню «Меломан». Он послушал -сказал «Нет, это что-то не покатит, наверное, чего-то она какая-то… Много слов». Ну и не покатит - и не надо. Потом её, значит, в репертуар «Алисы» я её включил. Почему? Это определенный жизненный, ну так, кусок моей жизни был отражен, то есть это именно мои музыкальные пристрастия, естественно, я ж себе песню - то пишу, писал. Вот, ну, во всяком случае «Меломан» - обо мне была песня.

Рок-н-ролл вошел в жизнь школьника Кинчева сразу и во всех его проявлениях - с безумствами Оззи, отгрызающего головы летучим мышам, с Элисом Купером, которого выносили на сцену в гробу, с Сидом Барреттом, к двадцати годам превратившимся в законченного шизофреника… У Кинчева, судя по документам, тоже было не все в порядке с головой - во всяком случае, была соответствующая справка. Для военкомата.

Кинчев: Я, благодаря тому, что мне в школе дали характеристику - на самом деле не мне одному, а человек 5 получили подобные характеристики для предоставления в районный военкомат при поступлении на учет, - нас всех сразу поставили на учет в психдиспансер благодаря этой характеристике, так что было глупо не воспользоваться такой удачной возможностью. Так что в 76-м году меня положили на комиссию, дали отсрочку сначала 5 лет, после этого я пробегал года два, потом меня поймали, отвезли в военкомат, второй раз положили опять же на перекомиссию, а потом дали белый билет.

Для перекомиссии школьной характеристики уже не хватало. Пришлось Кинчеву вспомнить о своем спортивном прошлом - то есть об увлечении хоккеем и футболом. Оказалось, что здоровый образ жизни может здорово поспособствовать откосу от армии.

Кинчев: Нет, ну это правда, потому что в принципе, когда я получил приписное свидетельство, у нас была книжка по психиатрии. Мы с товарищем ее изучали. Я решил, что было бы глупо в принципе не воспользоваться той ситуацией, которая есть. У меня было два сотрясения мозга зафиксировано после занятий хоккеем. Одно я сделал себе сам - ну там расцарапали голову гвоздем, и сказал. Мне снимки сделали, показали, написали «от госпитализации отказался» - вот у меня три сотрясения мозга. Соответственно, я и статью выбрал, и на эту статью и шел - «9б». Остаточное явление черепно-мозговых травм называется.

Таким образом, успешно миновав армию, Константин вступил в жизнь рядового советского студента. По формуле «учеба плюс работа». Основной упор, конечно, делался на второе.

Кинчев: Завод «Наука» на Белорусском вокзале. Ну, сначала поступил учеником фрезеровщика, потом перевелся в другой отдел, учеником чертежника, а закончил работу на заводе в качестве художника-оформителя.
Через год я поступил в кооперативный институт. В Перловке такой находился, кооперативный институт назывался. Экономика торговли, факультет у меня был. Потом его не закончил, ушел, потом перевелся в технологический и заочно закончил.

Между заводом "Наука" и технологическим институтом было в судьбе будущего вокалиста и еще одно заведение - как бы профильное. Певческое училище при Большом театре.

Кинчев: Да случайно совершенно. На ВДНХ, в пивбаре, много выпили, и обычно песни пели, подошел человек, говорит: не хочешь ли попробовать, сейчас как раз идет набор. Я поехал, третий тур уже шел, два прошло, спел - меня взяли. «Гор, гори, моя звезда». Под рояль. Все, аккомпаниатор там есть, это такое классическое заведение. Ну, я поучился, сначала нравилось, потом надоело, год отучился, бросил.

Параллельно с заочной учебой в технологическом институте Кинчев трудился еще и на коммерческом фронте. Три года он провел в должности администратора областной женской баскетбольной команды «Спартак», одновременно подрабатывая натурщиком в Суриковском училище.

Кинчев: Ну, там дело в том, что, работая администратором в баскетбольной команде, я был в принципе последним администратором команды, и без меня на всех соревнованиях легко обходились. То есть моя задача была обеспечить покупку билетов здесь, проследить, чтобы был готов автобус для передвижений здесь, и при моем желании я мог ездить и на соревнования. Вот. В Сурике я работал на скульптуре, то есть каким образом - как бы на самом привилегированном месте, на последних курсах. Работал с одним человеком, соответственно я тоже располагал временем, потому что я мог ему позвонить т сообщить, что я, допустим, уезжаю в Питер, что меня неделю не будет. И он мне мог позвонить, сказать, соответственно тоже не приходи. Ну, студенты они же не каждый день творят, причем в творческом вузе. Нет вдохновения и т.д. и т.п.

А в музыкальной жизни СССР тем временем мода на зарубежную музыку постепенно сменялась интересом к отечественной. Воскресение, Аквариум и Машина Времени набирали всесоюзную популярность и даже пытались выкарабкаться из подполья. Однако время Алисы еще не пришло. Их волну в 85 году назовут НОВОЙ.

трек "Волна"

Кинчев: Да я в ту пору еще и при доле грузчиком в овощном работал. То есть у меня навскидку получалось 120 в Спартаке, 200 в Сурике, и 80 в булочной. 400 рублей получал. У меня денег было видимо-невидимо по сравнению, по тем понятиям это было очень много. В булочной я работал сутки через трое. Так что на все у меня в принципе времени хватало.

Работа грузчиком в булочной была самой пыльной, а самой прибыльной - натурщиком в училище, но там были свои сложности.

Кинчев: Главная задача скульптурного натурщика - объяснить художнику, что образ лучше сделать в сидячем положении. Мне это обычно удавалось, у меня стоячие постанокви были всего одна и то я пришел на замену, там уже была скульптура начата, а человек запил и пропал. Я пришел на замену, и мы с Греком работали. Это была единственная стоящая постановка, остальные у меня сидячие были. А я в это время еще учился в джазовой студии на Каширке по классу бас-гитары.

Джазовую студию, разумеется, тоже окончить не удалось. Терпения не хватило. Как не хватало его и на множество групп, в которых Кинчев играл еще со школьных времен.

Кинчев: У меня перманентно ансамбли были, но это все настолько неинтересно. То есть в какие-то меня приглашали в качестве вокалиста, соответственно, мне не нравилось петь чужие тексты. Какие-то я сам создавал, но особого успеха они не имели. С 76-го года и начал путешествовать. «Зона отдыха» - это как раз вот это время.

Таким образом, группы с названиями "Зона Отдыха", "Сломанный воздух", "Золотая середина", "Круг черной половины" остались просто строчками в биографии Кинчева. Строчками, содержание которых сегодня уже не раскроешь.

В 83 году, в Ленинграде одновременно разваливаются команды «Хрустальный шар» и «Демокритов колодец». Из «Колодца» выделяется вокалист Виктор Салтыков - он уходит сначала в группу «Мануфактура», а потом в «Форум» и «Электроклуб» - распевать про коней в яблоках.

По инициативе Святослава Задерия из «Хрустального шара» обломки обеих команд объединяются. В состав новой группы вошли барабанщик Михаил Нефедов, клавишник Павел Кондратенко, гитарист Андрей Шаталин и поющий саксофонист Борис Борисов. Группа получает название по кличке Задерия - Алиса. В 84 году она дебютирует на 2м фестивале Ленинградского рок-клуба.

В это же время там же, в Ленинграде, Константин Кинчев с помощью знакомых решает записать свой первый альбом, который впоследствии получит название "Нервная Ночь" и выйдет в свет под шапкой "Доктор Кинчев и группа Стиль"

Кинчев: Ну, поскольку у меня жена первая из Питера, то, в общем, я в Питере проводил достаточно много времени, притом, что я работал на трех работах и учился в джазовой студии.
Ну и парадоксальным образом у меня получалось все, то есть и в Питере я проводил достаточное время. Моя жена дружила с женой Андрюхи Заблдовского, ну то есть откуда я знал до того, как она замуж вышла, а потом познакомился с Андреем, мы вместе отдыхали каждое лето в Вишневке, на юге. Вот. Андрюха тогда играл в группе «Выход» СиЛиной. СиЛи - старшего, да. Потом его пригласили в «Секрет», он стал играть в «Секрете». Вот. Приезжаю в Питер. У нас там на… Андрей с Адой, и, в принципе жили там всегда, ну так мало-помалу. Я познакомился со всеми. Был такой человек, он и сейчас есть, в общем, директор группы «МультFильмы» Игорь Гудков - панкер, который так все прислушивался-прислушивался к моим песням и не мог никак решиться надо - не надо, ну вот, он повез меня для консультации к Майку. Майк попел эти песни, Маик сказал: «Ну что? В принципе это имеет право на жизнь». Вот… Причем он сам согласился стать басистом. Но посидели мы плотно, и поэтому утром он не решился приехать на запись. На следующий день все было ре шено. Как только Майк сказал панкеру, все сомнения у него улетучились, и он, а он работал в «Л..»? звукорежиссером и там было два СТМа, то есть и путем перезаписи можно было как бы записаться. Ну и все, и мы на следующий день поехали. Забл играл на гитаре, Андрюха Мурашов, барабанщик «Секрета», на барабанах, соответственно, я на гитаре пел. Не было басиста и срочным порядком выдернули Задерия. Задерий приехал, мы записали …? Ночью и после записи Задерий мне предложил играть в «Алисе». Я этому не удивился, потому что я уже знал, что я там буду играть…
До этого я видел его уже «Алису», причем решил, что это группа, где я мог бы играть. Это на втором фестивале я видел «Алису». Нет, материал мне не понравился, мне понравилось все остальное, скажем так. За исключением вокалиста.

Вокалист Борис Борисов к этому времени группу уже покинул, и на его место удачно вписался Кинчев. Со своим материалом и своим видением музыки.

трек "Плохой Рок-н-ролл"

Кинчев: Это совершенно не «плохой рок-н-ролл». «Плохой рок-н-ролл» - у меня здесь имеет позитивный взгляд, абсолютно, это хороший рок-н-ролл, настоящий рок-н-ролл. Что значит плохой рок-н-ролл: грязный, панковский, дурацкий и бесшабашный, не преследующий никаких целей, типа, прославиться, типа, заработать денег, типа, угодить директору радиостанции вашей и попасть в формат и т.д. и т.п.

С творческим альянсом у музыкантов группы все было в полном порядке. Сложнее было с амбициями нового лидера.

Кинчев: Когда мы начали работать с Задерием, я ему сразу говорил, что хочу быть сольным персонажем, я не хочу быть в группе, то есть я согласен на то, что это Константин Кинчев и группа «Алиса». То есть амбиций было много в ту пору, но поскольку я был иногородний человек, а рок - клуб все-таки ленинградский, то мне пришлось пойти на компромисс и согласиться с тем, что мы будем как «Алиса», а я буду там как, ну, обычный вокалист. Вот. Исполнялись исключительно мои песни. то есть мы сразу программу сделали. То есть мы начали - приступили к репетициям в декабре.

Итак, в питерской группе появляется московский солист. Но конфронтация между Москвой и Питером в рок-н-ролле первой половины 80-х была не особо актуальна - напротив, «Машину времени» принимали в Питере как нигде, а «Аквариум» и Майк Науменко постоянно играли в столице. И Кинчев в Северной Пальмире без крыши над головой не оставался никогда.

Кинчев: Временами у Андрея, временами еще на каких-то вписках, временами ночевал просто на вокзале, на московском…То есть у меня уже был заготовлен жест, у меня рука лежала в боковом кармане и я, не открывая глаз, доставал паспорт, смотрели документы, видели прописку, что, в общем, я на московском вокзале прописан в Москве. Возвращали, и я продолжал спать. Билета не требовали. В ту пору как бы с терроризмом то не боролись, слава Богу. Ну совершенно разные вписки и у друзей, и вообще и малознакомых людей. Куда вечер занесет, в общем, выпивали то так крепко в ту пору.

В декабре 84 обновленная Алиса приступила к репетициям, а в начале 85-го уже дала свой первый концерт в новом составе.

Кинчев: Я (боюсь) могу ошибаться: в феврале или в марте, там в начале марта может быть, но он был точно первый, во Дворце Молодежи играла группа «Союз любителей музыки рок», потом играла группа «Стандарт» - это как бы осколки странных игр, скорее проект Гусева. И потом играли мы или вторыми, или не помню, какими мы играли. Пока мы ждали выхода на сцену, мы жутко напились, Миша Нефедов, барабанщик, упал со стула, со сцены свалился, в общем, что вызвало, в общем, такой восторг у уважаемой публики, для меня до сих пор загадка. Скорее визуальный ряд, нежели качество игры, потому что играть никто не умел в ту пору. Да все играли очень коряво, лучше всех играл, конечно, Шатл.

Гитарист Андрей Шаталин не только играл лучше всех, но еще и принимал участие в создании новых песен Алисы. Иногда Кинчеву удавалось положить текст на его музыку. Так было, например, в следующей песне, которая начиналась с голоса лидера группы «T.Rex» Марка Болана. Один из классиков глэм-рока, нелепо погибший в тридцатилетнем возрасте, Болан был в Питере всеобщим любимцем - вспомните хотя бы песню «Сергей Ильич» с аквариумовского «Треугольника»

трек "Доктор Буги"

Кинчев: «Доктор Буги» - музыку придумал Шатл, уже на эту музыку я чуть - чуть, то есть, полностью изменив гармонию. У меня она была более трекская, ну то есть вообще под впечатлением Марка Болана написана, она ему и посвящена, а у Шатла более жесткий риф был, поэтому я её переделал и соответственно, не я её переделал, а я просто на музыку Шатла предложил вот эти слова. Они легли.

В 85 году музыканты Алисы снялись в фильме "Переступить Черту". Сценарий картины был написан Александром Житинским - серьезным писателем, который первым обратил внимание на российскую рок-музыку и стал вести колонку «Путешествия рок-дилетанта» в журнале «Аврора». А потом издал на материале своих заметок книгу, которая стала бестселлером в начале 90-х. Именно во время этих съемок в едва сформировавшихся рядах группы «Алиса» наметился первый разлад.

Кинчев: Нет, ну там был скандал, когда снималось «Переступи черту», то есть грубо говоря, скандал заключался в следующем…Я уехал в Питер, мы отыграли фестиваль, и т. д. и т. п., где-то май месяц, вдруг я узнаю, что Задерия там на мои песни написал, записал свой голос и снимается в какой-то киноленте. Я приехал, говорю «Что за дела?». Вот. Сказал об этом Шатлу, Шатл тоже приехал. После съёмок была идиотская ситуация, то есть фонограмма существовала… Задерьевский голос, а, соответственно, снимался я. Перековеркал кучу слов: не «скользкий, как медуза», а «склизкий, как медуза», ну это такой язык Задерии. В общем, я посчитал поступок достаточно непорядочным, что, в общем, наверное, и послужило к тому, что мы, в принципе, летом уже с Задерием и расстались. Уже когда «Энергию» писали.

С Задерием группа рассталась несколько позже, а вот Андрей Шаталин после этого случая группу покинул. К тому моменту он получил диплом железнодорожника, а вместе с ним распределение в Прибалтику, куда и уехал искать счастья. А на его место в группу пригласили Петра Самойлова, который однажды уже пересекался с Задерием.

Кинчев: У него была до «Алисы» группа «Магия», где Петя пел, но с Петей они не ужились, и поэтому он когда назвал группу «Алиса», не пригласил этого исполнителя, и потом он опять смотрел перспективу, чтобы пригласить Петю, но появился я и он предложил мне, потом, когда Шатл ушел, потому что он заканчивал институт и по распределению уезжал в Ригу, появился Петя Самойлов, то есть вот когда познакомились там, на Горьковской.

Кстати сказать, во всех других источниках указано, что «Магия» - это первоначальное название самой группы «Алиса». Теперь уже, наверно, всех деталей не выяснишь.

Нескольких концертных выступлений новой «Алисы» в 85 году хватило для того, чтобы прославить группу задолго до выхода ее дебютного альбома. Помимо съемок в кино команда оказалось востребованной и на телевидении. Однако там им жутко не везло - до эфира дело не доходило, а пленки размагничивали. Из остатков телеработ в 87 году удалось смонтировать 2 полу клипа, один из которых был снят на центральный боевик группы - "Мы Вместе"

Кинчев: Да нету такого клипа. Нет, он снимался, это снималось, снималось две песни: «Мы вместе» снималось, и снимался «Экспериментатор». Это существовала такая передача «Кружатся диски», где группа «Секрет», как раз Леонидов вел эту передачу музыкальную, и каждый выпуск у них была новая песня, там то, конечно, «Секрет» работал как конвейер. Просто я всегда поражался, как так можно, причем песни талантливые, очень музыкальные группы - спору нет. Вот. Так предложили снять нам клип, мы приехали с ним, два /клипа?/, мы приехали сниматься, то есть я там предлагал все возможные ракурсы. Когда все это посмотрели - ленинградское телевидение было в шоке, быстро это все размонтировали. То есть, какая - то версия какой-то одной камеры, видимо, осталась, снималось со многих камер. До монтажа, в принципе, эти ролики не дожили, какие-то ошмётки сейчас в интернете бегают, но это, конечно же, не клип.

Однако по тем временам это была вполне серьезная работа. Да и песня для экранизации была выбрана очень правильно - она сразу же стала визитной карточкой «Алисы», вошедшей даже в анекдоты. И когда Борису Гребенщикову или Виктору Цою хотелось пройтись по поводу Кинчева - они вспоминали именно эту строчку.

трек "Мы вместе"

Кинчев: Ну, песня «Мы вместе» написалась мной в Москве в Теплом Стане…
Да без особых каких - то впечатлений, так… написалась и написалась.
Есть такое состояние, когда тебя песня вдруг поглощает целиком, ты ни о чем другом думать не можешь, и только таким образом они и появляются на свет. И это может происходить за несколько минут, а может несколько лет, то есть вот это состояние тебя накрывает, продолжается, тревожит, ты что-то пишешь, потом - раз - тебя отпускает, и опять какое - то время ты вне этой песни, потом она тебя опять накрывает.

Второе хождение музыкантов на телевидение состоялось на съемках передачи «Музыкальный Ринг». На Ленинградском телевидении, еще до того, как это шоу вышло на экраны всей страны. Результат был тот же - эфир не состоялся.

Кинчев: Потому что тоже испугались, что это фашизм. Там была смешная история, что «может быть, не надо так эмоционально 2мя руками на МЫ ВМЕСТЕ махать?». Я говорю: «Хорошо. А одной можно?». «Ну, одной - да». Я одной махал - так вообще просто как фашистское приветствие начало смотреться. Т.е. я делал вот так, потом стал делать вот так. Ну, естественно.Его стерли. Но опять же одна какая-то камера была сохранена. Соответственно, по интернету есть эти материалы.

К весне 85го у Алисы накопилось достаточно материала для записи диска. Знакомство, послужившее толчком к записи, тоже не заставило себя долго ждать. После 3го фестиваля Ленинградского рок-клуба один гуру свел Кинчева с другим.

Кинчев: На каком-то из очередных концертов в рок-клубе Борис Борисович подошел ко мне, говорит «Хочешь я тебя познакомлю с Тропиллой?». Познакомил меня с Тропиллой и говорит… «Вот, - говорит, - Андрей Владимирович, надо вот уже как бы писать человека». И, соответственно, Тропилло решил записать и нас в череде тех коллективов, которые он планировал писать тем самым летом. Писал он одновременно «Телевизор», «Кино», «Аквариум» и «Алису», то есть, конечно, он - монстр. Да он многому научил, то есть, в принципе, альбом «Энергия» - это 70% его заслуга, что он вообще вышел, потому что то играть никто не умел толком. То есть на записи выяснилось абсолютно, что Задерия вообще не умеет играть на бас-гитаре, то есть пришлось Пете Самойлову, принципе играть на басу, а он на альбом приглашен, как гитарист и в группу, соответственно, после этого альбома он поменял квалификацию: я ему предложил стать бас-гитаристом.

Одной из первых песен Алисы, пленивших маститого звукорежиссера, стала композиция "Ко Мне", написанная Кинчевым в мае 85. Услышав её, Тропило сразу решил взяться за запись.

трек "Ко мне"

Есть такая песня у Константина Кинчева, «Ко мне». Он никогда не пел её, пришёл в студию и в каком-то упрощённом элементе спел её. И он спел «Ко мне» так, что у меня волосы дыбом встали. Потом семь месяцев мы писали «Ко мне», переписывали именно подачу голоса, интонации. Получилось, но получилось процентов семьдесят от того, что было изначально случайно выкинуто, я просто запомнил и пытался это вытащить обратно, а больше не вытаскивалось. Поэтому бывает, что сразу ляпнешь здорово.
Благодаря Андрею Тропилло в записи альбома приняли участие очень многие питерские музыканты. Однажды он пригласил в студию Михаила Чернова, будущего духовика ДДТ, который к тому времени работал преимущественно с джазовыми оркестрами и роком особенно не интересовался. Разве что участвовал в курехинских «Поп-механиках» и помог записать первому составу Алисы альбом "Кривозеркалье". Дядя Миша прописал несколько партий саксофона, в том числе и для трека «Ко Мне». А его соло в композиции «Волна» стало приятным сюрпризом и для самого Кинчева, который услышал его лишь по окончании работы над альбомом.
Почти все басовые партии, как и гитарные, на альбоме Энергия сыграл Петр Самойлов. Кстати, именно с ним у Кинчева сложились в группе самые теплые отношения. Возможно, оттого, что оба они были в коллективе новичками.

Кинчев: Задерий познакомил меня с Самойловым и, соответственно, мы подружились и я уже жил исключительно у Пети, причем я у него жил очень долго. Жена Петина до сих пор простить не может, потому что я еще продолжал в течении месяца, наверное, жить, наверное, после свадьбы в той же комнате. В одной комнате все же было… Я понимал, что я поступаю, как свинья, просто мне не хотелось оттуда уезжать и каждый раз я думал «все - завтра съеду», так длились недели. Конечно, бедная Настя…

Надо сказать, что у Самойлова тоже хватало своего, авторского материала. Им воспользовались на альбоме «Статья 206, часть 2». Но уже в 90-е в альбомы «Алисы» входил только кинчевский материал. За редчайшими исключениями.
Попав в тропилловскую студию, новичок получал не только магнитофон и лучшего в стране звукорежиссера, но и первоклассных музыкантов - если в этом была надобность. А у «Алисы» надобность была - Кинчев остался практически без состава. В роли сессионных музыкантов у Тропилло обычно выступали члены «Аквариума» - они помогали в записи и «Кино», и «Зоопарку», и многим другим, когда это было нужно. Например, в следующей песне играют виолончелист «Аквариума» Всеволод Гаккель и скрипач Александр Куссуль - он погибнет через год, в августе 86-го. Партию флейты исполнил сам Тропилло. Он же подкорректировал первую строчку текста

Кинчев: Да, «Почти 2000 лет» у меня была строчка, а он предложил «2013-х лун». В общем, это действительно лучше.Он подводил базу, но сейчас я вряд ли смогу объяснить. 13 луна - это годовой цикл. Соответственно, это то же самое, что 2000 лет. Тропило в принципе и вокалом руководил, когда я с шепота выходил на голос. Это тоже все творчество Андрея Владимировича.

трек "Ко мне"

Кинчев: Ну, эта песня знаковая, я понимал, что она знаковая даже когда она у меня получилась. Я написал ее в мае 85, т.е. практически перед записью альбома. Первый слушатель был Башлачев.

Студия Андрея Тропилло официально числилась кружком звукозаписи в Доме самодеятельного творчества. Естественно, на записи присутствовали его ученики-старшеклассники. Один из них - Алексей Вишня - к этому времени уже создал свою домашнюю студию и работал самостоятельно, а музыканты «Алисы» забегали к нему в гости после записи. Другой - семнадцатилетний школьник - дневал и ночевал возле тропилловских магнитофонов. У него была своя группа «Scrap», которая очень скоро возьмет название «Ноль». А ее лидер оставит гитару и возьмется за баян.

Кинчев: Федя Чистяков, боюсь соврать, потому что он был лучшим учеником, любимым Тропилы. Тоже он писал там альбом свой…Юный мальчик приходил все время смотреть, как проходит процесс. Вишня и Частиков у него были лучшие любимые ученики.Он практиковался во всем. Во-первых, он был мультиинструменталист, т.е. он хороший музыкант. Потом уже Тропила начал предлагать ему вот в таком жанре с баяном работать и все там. Хардовое, что-то такое, тяжелое и мрачное.

В аранжировках «Алисы», правда, баян был не нужен- а то бы и Чистякова к делу привлекли. Баян в «Алисе» появится только через десять лет, когда начнется «Джаз».

Самое большое количество звуковых экспериментов, нововведений и приглашенных звезд пришлось на композицию, оправдывающую свое название. «Экспериментатор». На начало трека была проложена абсурдная сценка с участием музыкантов. Правда, при окончательном сведении из нее случайно исчезла фраза "Поднимите это вверх". Но этот минус компенсировали так же случайно обнаруженным сэмплом женского голоса.

Кинчев: Это чистая случайность, сродни непрекращающейся мистики, связанной с моей судьбой. Ветеевато, да? Ну, грубо говоря, пленки, широкие пленки уже писанные и переписанные, на новые пленки, естественно тогда ничего не писалось, потому что был крайний дефицит. И взяв пленку в том месте, где мы записывали Экспериментатор, были прописаны дорожки композитора Доги.

Кроме этого в конце трека Тропило прописал хор из своих подопечных на выкрике "Экспериментатор". Среди прочих у микрофона оказался и Михаил Борзыкин из группы «Телевизор», с которым Кинчев на этой записи и познакомился. Взаимоотношения музыкантов на этом не прекратятся: в 2003-м альбом «Сейчас позднее, чем ты думаешь» начнется с борзыкинской шумовой подкладки.

Кинчев: Ну, не только хора. Мы сменяли друг друга, а потом в принципе сообща выполняли постоянно какие-то физические работы в этом дворце пионеров, т.е. Тропило нещадно эксплуатировал в своих целях музыкантов. Мы постоянно переносили токарные станки куда-то с одного места на другое, еще что-то делали, расчищали какие-то помещения, т.е. это трудовая повинность была и в этой трудовой повинности участвовали все начинающие коллективы. Т.е., конечно, он не эксплуатировал Борис Борисовича, естественно, а нас, как молодых и зеленых, он эксплуатировал по полной программе. Но в основном это касалось Телевизора и Алисы, потому что Кино это была тоже заслуженная группа, поскольку уже у Тропилы выпустила Начальника камчатки.

Сейчас, наверное, сложно представить Алису с саксофоном и скрипками, но в то время если бы у Тропилло была возможность прописать ансамбль народных инструментов, то - будьте уверены - он бы прописал и его.

Кинчев: А много новаторства было на самом деле. Петя предлагал радикальные вещи и они оче6нь хорошо работали. Например, в Экспериментатор звук … - это срезанная ивовая лоза, которой он стегал пред микрофоном. Перкуссию мы вместе - это несколько батарей, которые лежали как раз в том ателье, вот, чем мы занимались, перетаскивая туда-сюда весь этот хлам. Вот он играл по этим батареям. Вот это все дало вот этот звук.

Кстати, по версии Андрея Тропило, звук ивовой лозы все же пришлось усилить библиотечными звукоподражателями (иначе говоря, семплами), а сам трек «Соковыжиматель» в итоге попал на звуковую дорожку фильма "Переступить Черту".

трек "Экспериментатор"

Кинчев: Ну, единственное, что я могу сказать, что строчки были изменены. Задерий предложил - я согласился. «Экспериментатор движение вверх-вниз» у меня был «Экспериментатор претворение в жизнь».Нет, абсолютно. Это не про меня. Про некую фигуру, которая стоит над нами и руководит процессами, направляя движение.

Небезызвестная в то время Джона Стингрей, так же как и многие другие прониклась харизмой Кинчева на первом же его выступлении.
В 87 году из своих домашних съемок Джоана Стингрей смонтировала клипы на «Экспериментатора» и «Мы Вместе».

К концу записи «Энергии» отношения в группе окончательно разладились. Перед одним из концертов группу покинул Святослав Задерий. Выступление удалось спасти чудом.

Кинчев: Один раз, когда Задерий. После чего мы и расстались окончательно. Ушел из гриммерки и пропал перед нашим выходом на сцену. Я попросил Игоря Тихомирова, который тогда только-только пришел в Кино и играл, по-моему. тоже первый концерт с группой кино, помочь нам. Мы быстро гармошку освоили, и он сыграл. Ну, мы там играли, по-моему, песен 5.

Через некоторое время группу покинул клавишник Кондратенко. В результате всех передряг к моменту окончания записи группа была ополовинена и с подачи Тропило в начале 86 года альбом ушел в народ под шапкой "Доктор Кинчев Сотоварищи"

Кинчев: Существовали несколько людей, которые занимались распространением музыкальной продукции. Так скажем. На магнитофонах. Это был такой Саша Огеев в Москве и человек такой Андрей Лукинов, который в принципе занимается роком в центре Матвиенко сейчас, с кем мы подписывали контракт все. Я приехал к Лукинову, мне дал телефон Тропила, привез ему фонограмму. Лукинов мне, по-моему, заплатил 200 рублей что ли. Или как-то так. Акулы шоу бизнеса. Ну. Потом в последствии я все альбомы так Лукинову и отвозил.

Через некоторое время Кондратенко в группу вернется, однако часть клавишных партий на альбоме сыграет Сергей Курехин.

трек "Соковыжиматель"

Кинчев: Ну, так, дурацкая песня смешная. Что о ней говорить?
Знали, что запишем. Причем бас мне очень нравился - это первая песня, где Петька на басу сыграл, и мне понравилась. Потом песню всю вытащил Курехин. Целиком его заслуга. Там как раз было то, что надо. Т.е. грубо говоря, в «Доктор буги» была как бы классика сыграна, что тоже было к месту. А Соковыжиматель идеально просто. Но Курехин в общем отмечал, как и Башлачов, что это вот любимейшие песни у группы Алиса. И у Курехина, и Башлачова. Башлачову больше нравилась вот эта сатира, абсурдизм.
Так же Тропила предложил - я почел за честь, так скажем. Мы дали Куракину смену, ушли, и он сыграл в 3-х вещах. В «Доктор буги», в «Соковыжималке», в «Экспериментаторе». В «Экспериментаторе» мы убрали, оставили Кандратиловские клавиши. Послушал - посчитал, что через чур авангардно. Более попсово и просто хотелось.

В 86 году стараниями Тропило фирма «Мелодия» выпустила 2 миньона группы Алиса с песнями из «Энергии», что в дальнейшем послужило поводом для выхода всего альбома на виниле.

Кинчев: Так он и оформление предложил Энергии. После того, как миньоны были по сути как синглы, т.е. это как пробный вариант закинутый. Они пошли гигантским тиражом - решили выпускать пластинку.

Пластинка, однако, вышла только в 87-м. А на дворе у нас - 85-й, записей нет, играть негде, электрических концертов в Москве вообще не проводят, в Питере они тоже редкость, так что приходится брать гитару - и, как пел БГ, «из города в город, из дома в дом, по квартирам чужих друзей»

Кинчев: Ну, у меня очень много квартирных концертов в ту пору, я в принципе и зарабатывал исключительно. Т.е. я со всех работ уволился, стал тунеядцем, в полном смысле этого слова. И стал играть квартирники. Квартирник я играл каждый, ну, 2 раза в неделю я играл, свои 30 рублей за концерт я получал, т.е. рублей 60 в неделю у меня было. Соответственно, в месяц это было 240 - нормально для того, чтобы жить.

Покинувшие Алису Кондратенко и Задерий в начале 86 года попытались собрать новую группу. В это же время в Питере снова объявился Андрей Шаталин.

Кинчев: А Шатл вернулся, поиграв в Риге, поняв бесперспективность, наверное, я не знаю. Появился в Питере, я его начал усилено звать обратно, но у Шатла была любовь, некая Тери, с которой играл Задери, и соответственно, Шатл пошел туда к Задери. А потом через какое-то время он пришел к нам обратно.

Еще раньше Шатла в группу вернулся Кондратенко. А к апрелю 86 в группе снова появился Задерий. На 4-м фестивале Ленинградского рок-клуба музыканты представили программу "По ту сторону добра", часть которого позже войдет в альбом «Блок Ада».

Кинчев: На этот фестиваль вернулся опять Задерий, но в качестве шоу мена, так скажем. А состав был такой: Серега Васильев, Петя Самойлов, Паша Кондратенко и Миша Нефедов. И мы с Задерием 2мя фронт менами прыгали.

Сразу после фестиваля Задерий снова покинет группу и несколько лет спустя организует группу «Нате» - название, кстати, придумает Кинчев. Это слово можно было читать и по-русски - и вспоминать знаменитое стихотворение Маяковского - и по-английски. А Шаталин опять берет в руки гитару, и на этом история Алисы времен альбома «Энергия» подходит к концу.

трек "Энергия"

Кинчев: Я очень много выпил привезенного Тропилой красного вина, больше похожего на уксус, случился печеночный криз, так скажем. Т.е. я пожелтел, полное ощущение желтухи, и вот в этом состоянии пришли на ум стихи Бодлера про дохлую лошадь. Я их и прочитал. Т.е. я заканчивал альбом, думая, что я скоро умру. Потому что я был абсолютно желтый, как апельсин. Потом. Как только мы альбом закончили - все само собой прошло, отпустило.Энергия была записана уже в процессе записи альбома. Поэтому она сразу там у Тропилы в студии репетировалась, сразу же и записывалась. Да, она и дала название альбому.

Стихотворением Шарля Бодлера "Падаль" заканчивался трек «Энергия», после которого идет финальная фраза всего альбома - строчка из «Мастера и Маргариты». Внимательные слушатели ловили цитаты и из Гоголя, и из Островского. Запись альбома длилась около 7ми месяцев и была закончена в декабре, как раз ко дню рождения Константина Кинчева. В 86-м году студия Тропилло закроется, и он на долгие годы отойдет от звукозаписи, переключившись на издание пластинок. Звучание «Алисы» радикально изменится - сами музыканты назовут его «жги-гуляй-битом». Впереди группу ждали первые большие концерты, новые альбомы, съемки в кино, конфликты с властями и многое другое, но все это уже совсем другая история.

© Константин Кинчев. При использовании материалов ссылка на www.alisa.net обязательна.