ИНФОРМАЦИЯДИСКОГРАФИЯ ФОТОАЛЬБОМ ИСТОРИЯ ПРЕССА АРМИЯ АЛИСА ВПЕЧАТЛЕНИЯ ФОРУМ ВОПРОСЫ БЕСЕДКА
|Апокриф |2016 |2015 |2014 |2013 |2012 |2011 |2010 |2009 |2008 |2007 |2006 |2005 |2004 |2003 |2002 |2001 |2000 |1999 |1998 |1997 |1996 |1995 |1994 |1993 |1992 |1991 |1990 |1989 |1988 |1987 |1986 |1985|

Музыкант Константин Кинчев: «Я вообще спорный персонаж. Меня многие не любят».

Через месяц один из самых харизматичных отечественных рок-мудрецов Константин Евгеньевич Панфилов, на сцене выступающий под фамилией своего болгарского дедушки Кинчев, доберется до собственного «полтинника». Однако, отмечать рубиконную дату лидер «Алисы» и его команда начали уже сейчас. В минувшую субботу «алисоманы» всея Руси собрались на мощный, почти трехчасовой сейшен любимой группы в нехилых размеров питерском СКК, а 30 ноября действо повторится в столичном «Олимпийском». В преддверии концерта с солидным названием «25 в «Алисе», 35 в рок-н-ролле, 50 на земле», Костя Кинчев, которого и касаются все эти цифры, посидел за чашечкой кофе с обозревателем «Известий» Михаилом Марголисом.

- Насколько я знаю, юбилейные концерты ты наметил довольно давно?

- Еще в декабре прошлого года. Правда, сначала я не очень представлял их концепцию, а когда подобрались цифры – 50, 35, 25, понял, что программа будет ретроспективной. По такому случаю пришлось оживить песни, которые я не играл достаточно давно и для прикола спеть то из старого репертуара, что на сцене вообще никогда не исполнялось. Речь, конечно, о теме из альбома «Нервная ночь», записанного мной еще до прихода в «Алису».

- Ради ретроспективы и такого количества круглых дат можно было пригласить на эти концерты экс-музыкантов «Алисы», того же Андрея Шаталина, Михаила Нефедова, Святослава Задерия и твоих компаньонов по «Нервной ночи» - Андрея Заблудовского, Алексея Мурашова?

- Эгоистическое во мне возобладало и я сделал акцент на себе любимом, на собственном «полтиннике», а не на группе. Таким образом, совершенно спокойно можно выступить без приглашенных. Это же такая головная боль – всех разом собрать в одном месте. А в составе «Алисы» играло очень много людей. Обойдемся нынешним составом, у которого тоже свой юбилей – мы вместе пять лет, как раз в декабре 2003го и собрались.

- Ревнивые скажут, что ты приватизировал «Алису»…

- Да, Кинчев приватизировал «Алису». Он, вообще, такой спорный персонаж. Его многие не любят.

- Можешь приблизительно представить, какова сегодня численность твоей «армии»? Она сопоставима с сообществами футбольных фанатов?

- Когда мы устраиваем для поклонников интернет-голосования, какие песни спеть на «концерте по заявкам», то за песню, замыкающую первую двадцатку, подается порядка 50 тысяч голосов (опрос длится месяц). Вот тебе статистика для ориентира. Летом в Белград на наше выступление прилетел самолет с фанатами, а это порядка 300 человек. На поездах, по стране, за нами выезжает еще больше народу, так что с какими-то футбольными фан-группировками, армия «Алисы», наверное, сопоставима, если говорить только о «выездных», не учитывая слушателей «на местах»

- Постоянные файер-шоу, сопровождающие сейшены «Алисы», на юбилейном концерте и подавно ожидаемы, но, ведь, в «Олимпийском» это категорически запрещено и может произойти ситуация по типу той, что возникла на вашем выступлении в столичном клубе «Б1», когда завязалась нешуточная потасовка между охранниками заведения и «алисоманами». Ты попробуешь пообщаться на данную тему перед выступлением с секьюрити «Олимпийского» и милицией?

- Постараюсь, конечно, поговорить. Но, думаю, охрана, в любом случае, скажет жесткое «нет», а потом получится так, будто я эти файер-шоу и инициирую. Это не так. Я подобные акции не приветствую, но и не порицаю. Это данность наших концертов. В Питере ОМОН считает, что «Алиса» своей жизнью заслужила право на подобные истории, во всяком случае, они говорили так фанам, то ли «Психеи», то ли еще кого-то, которых сильно «прессовали» за файер-шоу. Те спросили: а как же «алисоманы»? И им ответили: «Алиса» это заслужила. Алисаманам,можно». Видимо, это действительно так, потому, что в СКК, по отзывам зрителей, и количеству фаеров, не обыскивали вообще.И не прессовали, естественно. Спасибо охране за понимание «специфики региона» =)

- Итак, с охраной «Олимпийского» ты, предположим, не договариваешься, а в ходе концерта все же вспыхивают фанатские факелы и повторяется ситуация с «Б1». Что тогда?

- Что и обычно – останавливаю концерт, взываю к разуму правоохранительных органов и уважаемой публики. Пытаюсь достучаться до сознания поклонников, в том смысле, что коль вот так, жестко реагируют охранники на их «перфоманс», то, может, не стоит его устраивать? Вот мы недавно сыграли во Дворце спорта в Минске, после пятилетнего перерыва, связанного с инцидентом в том зале. Тогда фанаты там тоже устроили файер-шоу и нескольких из, после столкновения с милицией, просто арестовали. Пришлось их вытаскивать, задействовав такие рычаги, о каких я и не помышлял. Мы ходили на прием к Пал Палычу Бородину и просили, чтобы он вмешался в ситуацию. «Алисоманам» там, вроде, по «пятерке» хотели влепить за сопротивление властям. Потом выпустили. Спасибо, Бородину за понимание и участие. В этот раз в Минске ничего не поджигали, но наши поклонники принесли в зал пятиметровую растяжку с надписью: «здесь могли быть файера».

- Давай, докрутим данную тему. Представь, началось в «Олимпийском» файер-шоу, пошла заваруха, ты к сознанию всех кого надо обратился, а страсти не утихают. В таком случае, как поступишь?

- Сяду на край сцены, буду ждать, когда это все закончится. Или нервно буду ходить по сцене. Или уж совсем скандал – завершить на этом концерт и уйти. Надеюсь, что до этого не дойдет. Не хочу уходить со сцены в день нашего праздника. И надеюсь, что все пройдет нормально.

- Ждешь государственных наград к своему 50-летию, какие уже имеют твои коллеги по цеху?

- Не задумываюсь по этому поводу. Наградят – спасибо. Нет – тоже хорошо. Меня, наверное, награждать рискованно. Чиновники могут рассуждать так: сегодня мы ему медаль дадим, а завтра он, того гляди, ее вернет, а это – негативный резонанс. Был же в моей биографии такой прецедент. Так что вряд ли кто-то станет рисковать.

- Шевчук провел стадионную акцию «Не стреляй!», выразив, тем самым, свою позицию по отношению к последним политическим событиям в стране. И не раз в тот момент звучал вопрос: а, где же все остальные наши рокеры?

- Я мировоззренчески был не согласен с этой акцией. Считаю, что свою позицию я выразил в первые же часы обострения ситуации на Кавказе, на страницах собственного сайта, где подчеркнул, что полностью поддерживаю действия российского руководства по оказанию братской помощи осетинскому народу, который, в принципе, мог исчезнуть, как этнос, если бы наше государство ему не помогло. Вот, если бы наше правительство этого не сделало, я бы возмутился, и, возможно, тогда провел какую-нибудь акцию.

- Ну, а как же твой лозунг: нет войне, даешь рок-н-ролл?

- Я за мир во всем мире. Но когда этот мир начинают попирать, нужно его как-то отстаивать.

- То есть ты продолжаешь свою линию, начатую концертом солидарности с сербами в Белграде?

- Абсолютно. Я очень последователен. Меня во многом можно упрекнуть, многое предъявить, за исключением моей непоследовательности. Я стараюсь идти прямо, не вихляя. А акция Шевчука для меня выглядела мероприятием с какой-то размытой или популистской позицией. «Не стреляй!»… В кого не стреляй, к кому это обращено? Не стреляй, в смысле, не помогай, что ли, не спасай, не протягивай руку помощи?

- Но с другой стороны, какая же она популистская, если Шевчук очевидно покусывал нынешний режим, выражал позицию не пропагандируемую сегодня государственными СМИ, то есть, делал явно не то, за что мог бы оказаться «в шоколаде»?

- Я тебя умоляю! Чем рискует Шевчук? Ты, действительно, всерьез полагаешь, что на него начнутся какие-то гонения? Да, он только того и ждет, чтобы сейчас «ДДТ» начали закрывать, притеснять. Это же даст ему колоссальный импульс для написания новых песен. Потому что у него «хищная муза», ему нужно постоянно находиться в гуще проблемных ситуаций, чтобы ее питать. Он заложник своей музы, и я могу по-человечески пожалеть Юрия Юлиановича.

- Это мне сейчас говорит человек, двадцать лет назад записавший стенобитный альбом «БлокАда»! А ты нынче, стало быть, просветленный?

- Да брось, ты! Какой я просветленный! Во мне говна – выше бровей. Другое дело, что я обращаю на этот факт внимание и стараюсь с ним как-то справляться.

- Почему ты тогда продолжаешь, как мне кажется, упорно сторонится своей мягкой, весьма удачной, акустической лирики? На концертах «Алисы», даже на нынешнем, юбилейном, не звучат «Театр» и «Республика» из альбома «Для тех, кто свалился с луны», полностью игнорируется альбом «Джаз»?

- Многие из песен, не исполняемых нами на концертах я, тем не менее, люблю. А вот «Джаз» не люблю до сих пор. Он для меня, как бы, детская игрушка. Все включенные в него песни я написал еще в «доалисовский» период. Я отдал этим альбомом дань своей юности и забыл о нем. Он просто удачно получился благодаря Шатлу (Андрей Шаталин – «Известия»), Пете Самойлову, Шилклоперу, Рыженко, Руше Аюпову, Сереге Воронову, благодаря тонкости музыкантов работавших над этой пластинкой. Они сделали удачную, камерную работу. Но, ты не представляешь, как я мучился, когда был вынужден исполнять эти песни на сцене. После выхода «Джаза», вроде как, надо было играть концерты в его поддержку. И полгода в первом отделении мы представляли этот альбом. Как же меня не перло! Я. вообще, акустические сейшены не люблю играть. У меня складывается ощущение, что в этот момент я вру своей уважаемой публике. Типа, сижу вот на сцене, хочу по легкому денег срубить. Если бы я сейчас сосредоточился на «Джазе» то стал бы очень востребован, и косил бы «капусту» по корпоративам. А к «БлокАде» я, по-прежнему, тепло отношусь. Мы постоянно включаем, что-нибудь из нее в концертную программу. Вот поедем на Украину – споем «Время менять имена». Опять возвращаюсь к Шевчуку. Стоило ему ездить на эти «оранжевые» баррикады? Сколько времени прошло и что? Лидеры той революции сейчас друг у друга сало тащат…

- Итак, порывы Шевчука – тщетны, «оранжевая революция» - фигня, акция «Не стреляй» - популистская, альбом «Джаз» - не прет. Тогда простой, как шпала, вопрос, чем ты сейчас можешь, всерьез, восторгаться?

-Восторг – очень сильное чувство. Я тебе сейчас, вот так, навскидку, не скажу, чем в последний раз восторгался. Сложно это сделать. Хотя…Я был поражен и с восторгом воспринял фильм Скорсезе «Да будет свет» о «роллингах». Там в каждом кадре заметна колоссальная любовь и уважение к этим исполнителям. И как живо все сделано! Такая «сырая» история, вроде бы, постоянно что-то «не в фокусе», тут полголовы в кадре, там, какой-то брак, звук репортажного качества, но как передается атмосфера действия! И я поэтому, наверное, откажусь от телесъемок нашего юбилейного концерта. Сложностей с этим процессом – масса, а свет, который выставляет телевидение, меня дико ломает. Им нужна яркая картинка, как в шоу «Ты - суперстар» или «Песне года». Такой у них ГОСТ. А я вот смотрю на концерты Nine Inch Nails и все там в полумраке, и почему-то мне нравится. Значит, так можно. Но у нас это не проходит.

- И что, вообще, не будет видеоверсии этой юбилейной программы?

- Не будет. А зачем? Я отношусь к концерту, как к чуду, таинству. Это ближе к театру. Другие пусть себя фиксируют на пленке, а я создаю легенду.

- Однако, тебе, Костя, вот-вот шестой десяток пойдет. К акустике тебя не тянет, а в той сценической форме, что ты избрал, сохраняться все сложнее…

- Я смотрю на Мика Джаггера, Игги Попа и, понимаю, что все возможно…Пока здоровье будет позволять, я буду скакать по сцене, как захочу, в рубашке или без, в шортах, в гриме и т.п.

- «Алисовский» трибьют к юбилею ты делать не стал, но зато занялся пластинкой Рикошета…

- Да, мне это важно. Ради этого проекта я задвинул свой альбом. Займусь им после. Мне это важно по-пацански. Хочу показать людям недооцененного, и, к сожалению, уже ушедшего от нас художника и, вроде как, получается интересно. Известные приглашенные исполнители, под аккомпанемент «Алисы» поют рикошетовские вещи, музыкально максимально приближенно к оригиналу.

- Что должно произойти, чтобы сейчас получился еще один объединительный рок-проект, на подобие акции 90-х «Все это рок-н-ролл»?

- Чтобы в рок-среде появилось единство - необходимо гонение. Однако, думаю, у власти хватит ума, чтобы гонений не было.

- Школьный вопрос: как ты провел лето?

- Недавно вернулся зимовать в Москву из деревни на стыке Новгородской и Псковской областей, где и находился большую часть лета. Будь моя воля, жил бы там круглый год, но щажу жену Сашу. У нас там в доме комфорт недостаточный – удобства во дворе, вода – в колодце, одна теплая комната и кухня, остальное все холодное. Хотя мне нравятся города. Люблю и Москву, и Петербург, но легче и понятнее мне живется в деревне. И если говорить о рабочем пространстве, то у меня там есть баня на берегу озера, а на втором этаже студия и там я никому не мешаю. А в городе я вынужден ютиться в одной комнате с телевизором, Сашиным Интернетом и прочим.

- По случаю собственного 50-летия, ты, может быть, после длительной паузы, наконец, выпьешь что-нибудь алкогольное?

- Я где-то уже с полгода, наверное, позволяю себе немножко выпивать. Очень дозировано. Начало получаться. Раньше не получалось, поэтому и боялся. Как только один раз не получится и сорвусь так, что напьюсь в муку – завяжу опять.

- Группа преподнесет тебе какой-нибудь подарок к юбилею?

- Думаю, положат в конверт 50 тысяч рублей. У нас в «Алисе» в этом году сразу у нескольких человек отмечали 50-летие и мы поздравляем друг друга именно так. А вот Романову (гитарист «Алисы» - «Известия») исполнилось 55, так ему соответственно и положили на 5 тысяч больше.

Михаил Марголис («Известия»)

© Константин Кинчев. При использовании материалов ссылка на www.alisa.net обязательна.