|2013 |2012 |2008 |2007 |2006 |2005 |2004 |2003 |2002 |2001 |2000|

Стать Севера.

Холодность и отрешенность. Стать севера. Бесконечные четки календарных дней. Как избыть эту бесконечность? Как рассеять этот дым? О, как откровенно рассказал человек в этих песнях о своей душе… Но остался холоден и сохранил для себя потаенный уголок сердца, для себя и для… О, правда, странная эта вышла смесь открытости и холодности – нет, вот граница, а дальше нельзя… У меня всё в порядке, просто покоя не дают старые раны. Я иду прямо навстречу ветрам, не сгибаюсь, со своей печалью наперевес.

А «Печаль»-то, Печаль, о, Боже… Много ли осталось в ней светлого? Задумчивость, какая-то слепая покорность – о, вот он, референ всего альбома. И та Печаль, о не моя, моя была другой… Задумчивость оборачивается угрюмостью и болью. Эта Печаль – тяжелая ноша… И почти, почти до отчаяния – холода не унять… Без сомнения, «Падал снег» - лучшая песня альбома. Песня чудесная, песня красивая, мучительно-красивая… Песня, которую хочется слушать снова и снова, ставить на «repeate» бесконечно… Текст льющийся, теплый, и открытый - неприкрытое сердце… Но «о, сколько боли, сколько, сколько…» Страшно становится от этой обнаженной души. Вот и взошла она, напророченная Звезда Печаль… Золотая осень вошла в дом со слезами в уголках глаз, с простудой и старыми ранами, холодные ветра задули во все щели.

И альбом бесконечно близок мне и также бесконечно далек. У всех своя печаль и каждый с ней наедине. У каждого свой путь, путь вместе со своей болью. «Как здесь проходить виражи?» Но у каждого свои виражи… А там, на пороге неба… Но сейчас-то сейчас осталась нам стать севера, ветер, снегопад за окном. Как странно и радостно смотреть со стороны на этот путь – «удивительный путь через безнадежность» (Солженицын). И конечно, там, в потаенном уголке сердца есть надежда, что…

В радость ливня и радуги
Окуни меня стать Севера…


Едва ли альбом этот не будет столь же любим, как «Изгой». Едва ли, несмотря на то, что «Стать севера» максимально приближена к моему мировоззрению из «Алисы» последнего десятилетия. Звезда Печаль, ветер, снегопад, сломанные крылья, столетний дождь – вот они, серые атрибуты моего мира… Но, как радостно увидеть вдруг в этом мире ясный солнечный луч, подобный лучам «Крещения» и «Солнца-Иерусалима». Но нет в «Стати севера» такого всепобеждающего света, хотя (о, как это слышно!) есть всепобеждающая тоска по этим лучам, по счастью… А счастье затерялось между холодных строк, таких близких, таких далеких, солнцу не пробиться сквозь серые тучи северных краев…

Направь, подскажи, укажи,
Кто здесь слышит песню мою?


Так мучительно хочется счастья, так мучительно хочется жить. Жить, жить! Но остается (как странно и страшно было услышать эту строчку!) «жить ради боли». Избывать бесконечность календарных дней… Но жить хочется ради медленных сумерек, весеннего дождя, желтых осенних листьев, бездонной нежности раннего утра, детского смеха, но не ради боли, о нет, не ради боли…

…Мне не спится, сердце давит грудь,
Подстрекая душу напролом.
Слезы уголками глаз.
Ночь да Яблоневый Спас
Потихоньку вводят осень в дом.


Меня не удивил этот альбом. Отнюдь. За все годы, что слушаю «Алису», я давно ожидала услышать нечто подобное – красивое, исповедальное, полное откровенности и грусти, «задумчивости» (как заметил сам Кинчев в недавно опубликованном интервью). Вот куда ветер занес, вот как вышло… Там рождаются дождь и слезы, там пишут стихи всю ночь наполет, там царствует отрешенность, там трепещет сумрак в лучах фонарей, там каждый наедине со своей звездой…

04-07.04.2007
olenenok

© Константин Кинчев. При использовании материалов ссылка на www.alisa.net обязательна.