ИНФОРМАЦИЯДИСКОГРАФИЯ ФОТОАЛЬБОМ ИСТОРИЯ ПРЕССА АРМИЯ АЛИСА ВПЕЧАТЛЕНИЯ ФОРУМ ВОПРОСЫ БЕСЕДКА
|2013 |2012 |2008 |2007 |2006 |2005 |2004 |2003 |2002 |2001 |2000|

Концерт в Горбушке 26 ноября 1999

10 февраля 2000

К этому Дню я готовился заблаговременно. Об этом Дне я мечтал, слушая эту божественную музыку на монофонической "Электроннике" в общаге. Этот День я не раз видел в своих самых счастливых снах. И вот этот День настал.

Конечно, он настал вовсе не неожиданно. Я специально рассчитал свой отпуск так, чтобы обязательно попасть на Концерт. А перед этим я долгими часами, по сотне раз на день жал кнопку "Обновить" на сайте "Алисы" в надежде на обновление информации о концертах. И вот очередной, 5276-ой клик принес таки радостную весть о концерте в Москве!!! От великого счастья я просто вылетел из своего кресла и, победоносно издав боевой клич шизофреников "УУУУУУУУ!!! АААА!!! ОООО!!! УУУ!!! ОО!! ЭЭЭЭЭ!!!", сделал три круга по зданию. Понятное дело, со стороны этого никто не заметил - все эти эмоции бурлили и кипели исключительно в моём сознании. Банк всё-таки - приходится строить из себя нормального человека...

Таким образом, как только я попал в Столицу и через три дня очнулся от наплыва впечатлений, я сразу ломанулся в легендарный ДК им. С.П. Горбунова (если кто-нибудь знает, кто такой этот С.П. Горбунов (заметьте - не С.С. Горбунков), большая просьба рассказать мне о нём). И хотя Алисовские афиши были расклеены буквально везде (в районе Горбушки), билеты ещё не продавались. Я не расстроился и купил билеты через неделю в первом попавшемся театральном киоске.

На концерт я взял с собой Вовчика. И хотя Вовка вовсе не является АлисАманом (он сейчас угорает по "Depeche Mode"), "Алису" он знает не понаслышке. В частности, он знаменит тем, что первым среди нас (двоих) ходил на концерт "Алисы" в Екатеринбурге (на рок-фестивале) еще в далеком 1992 году. И не просто ходил, а собственными руками держался за ногу упавшего в толпу (в состоянии сильного алкогольного опьянения) Кинчева. На вопрос "Зачем держал?", Вовчик отвечал: "Все за что-нибудь держали, и я тоже". А ещё именно Вовка много лет назад купил мне в Москве Книгу про "Алису", которую потом подписала у Кинчева Иринка (всем спасибо).

И вот наступило 26 ноября. Экипирован я был достаточно АлисАмански - на мне была чёрная куртка и ярко-красный шарф, купленный специально по этому случаю (таким образом, в моей коллекции имеется уже два красных шарфа, в которых я был на "Алисе"). Мы встретились с Вовкой в условленном месте и мы пошли готовиться к вечернему мероприятию. Подготовка заключалась в употреблении определённой дозы пива "Янтарное" и "Старый мельник" и заедании его большим количеством мяса - вечером силы были особенно необходимы. Дойдя до кондиции, мы направились в метро до станции "Багратионовская". В метро мы весело переглядывались с какой-то удивительно красивой индианкой. Удивительно - потому что она очень долго и удивлённо смотрела на нас с Вовчиком, по очереди переводя взгляд то на меня то на него, то на меня то на него... Но познакомиться к ней нам мешал парень, с которым она ехала. На выходе из метро мы познакомились с очень симпатишной девушкой, которую я тут же позвал на концерт (Вовчик при этом самоотверженно предложил мне свой билет - настоящий Друг). Но выяснилось, что хотя она уже и была на "Алисе", и не против ещё раз сходить, но в настоящий момент она к этому не готова. "А жаль...", - подумали мы (в основном я) и вышли на улицу. А там было уже черным-красно от АлисАманов! Уже на подходе чувствовалось - будет круто!

Не долго думая, мы отлили куда-то лишнее пиво и двинулись в сторону парка (носящего не имя не неведомого мне г-на Горбунова, а Филёвский).

Подойдя к заветному зданию Дворца Культуры мы увидели несметные полчища АлисАманов (ну и что, что их была всего пара-тройка сотен, китайские историки, например, всё, что превышало 10 000, могли назвать любым сколь угодно большим числом. А наши предки называли просто "тьма тьмущая". Никого внутрь не пускали. Народ толпился. Нам толпиться без дела не хотелось. И тут я совершенно случайно метрах в 5 от нас увидел огромную светящуюся надпись "КАФЕ". Туда мы и направили свои копыта...

Зайдя в кафе и окинув замутненным, но цепким взглядом столики, мы не увидели ни одного свободного, зато в дальнем углу зала была обнаружена полуоткрытая дверь, из-за которой выглядывала пара маленьких, зато свободных столика. Также там были замечены какие-то люди за центральным столом и выходящая молодая официантка. Это только описание занимает много времени, а на самом деле вся диспозиция была выяснена за какую-то долю секунды, и, хотя решение ещё даже не успело созреть в наших головах, ноги уже несли нас к стойке и четко знали, куда нести нас потом (хорошо иметь грамотные ноги!).

Я резко закупил вкусного чешского пива ("Parlament"? "Parana"? В общем, на букву "П"), и, пока Вовчик запасался чипсами, двинулся в сторону заветной двери. Дверь была уже закрыта, и что-то подсказывало мне, что заходить туда не стоит. Вход явно не для всех. Но внутренний голос меня интересовал меньше всего, меня в тот момент интересовало только пиво. Короче, я открыл дверь, и ни на кого не глядя, устремился к ближайшему свободному столику. Это было не сложно, так как из пяти столов занят был только один - в центре. "Странная здесь тишина, чуваки как воды в рот набрали", - даже не подумалось, а как-то слегка пропорхнуло у меня в голове, когда я ставил бутылки. Думать вообще было лень - за тот день я думал уже два или три раза и порядком устал. Да и Владимир уже прирулил и, сдвинув чью-то куртку, устраивался на стуле. Я тоже усаживался, предвкушая удовольствие. Но долго предвкушать не пришлось - неожиданно появилась та самая молодая официантка и вежливо попросила нас освободить помещение.
- Как так? Здесь же есть свободные столики! - начали возмущаться мы.
- Это зал для заказов и он занят, - парировала официантка.
- Но он же не весь занят, давайте мы вам заплатим и закажем вот этот столик! - не унимались мы.
- Нельзя! - отрезала эта очень симпатишная девушка.

А чуваки в центре до сих пор молчали - и, кожей чувствовалось, как-то странно на нас смотрели: "Не к добру все это", - опять промелькнуло у меня в голове. Мы ещё немного поуговаривали девушку, но в конце концов пришлось уступить и очистить помещение.

К нашему счастью, в первом зале стало немного свободней и мы приземлились за столик с каким-то жующим гражданином. Недавний эпизод нас нисколько не огорчил, но слегка озадачил. Мы принялись за пиво и стали рассуждать.
- А чё это они все время молчали? - спросил я.
- Не знаю, - отвечал Вовка. Судя по всему, он успел заметить больше чем я, но почему-то молчал об этом.
- А может, это была их крыша? Или какие-то крутые знакомые? И при нас они не хотели обсуждать свои дела. Один из них, лысый, вообще на какого-то бандита похож, - строил я догадки.
- Вряд ли, - задумчиво изрекал мой товарищ.

В это время буквально рядом с нашим столиком ту самую официантку стала отчитывать хозяйка заведения. Отчитывать за нас с Вовчиком. Мы, конечно, как истинные джентльмены стали кричать, что типа это мы, мы виноваты во всем, мы просто не знали что туда нельзя, и всё такое... Но, хотя наши вопли остались практически без внимания (по сценарию дверь должна была запираться на ключ), девушка на нас нисколько не обиделась, а напротив, каждый раз выходя из заказного зала, как-то хитро, но приветливо нам улыбалась. Мы тоже в ответ строили довольные физиономии.

- А может, это самые главные хозяева этого кафе? Отдыхают после тяжёлой трудовой недели? Но бородач - точно бандит, за версту видно, - продолжил я свои рассуждения, потягивая восхитительный напиток.
- Может быть... Но тоже вряд ли, - загадочно сказал Вовка. А жующий гражданин слушал нас как-то слишком внимательно.

И тут мой друг, видимо собравшись мыслями, неожиданно изрёк:
- А ты знаешь Славян, тот лысый мужик с бородой чем-то похож на гитариста из "Алисы".
- .........!!!!!!!!!!!!!!!!.......!!!!!!!!!!!!!!!, - мгновенно охренев и бешено вращая глазами, молча завопил я.
- А я думал, раз ты его не узнал, значит я ошибся, - продолжал Вовка.
- Да я там ни на кого не смотрел! Просто краем зрения заметил четырёх человек за центральным столиком, краем уха услышал, что они молчат, и всё!!! Кстати, Кинчева ты среди них не заметил? - спросил я.
- Кинчева там нет, - заметил жующий гражданин. - Он сейчас на сцене, готовится к концерту.

Гражданин оказался работником сцены, и он тоже зашел перекусить перед концертом. У него мы выяснили, что в соседнем зале ужинают Шаталин, Нефёдов, Лёвин и звукорежиссёр "Алисы" (фамилии не помню). Хорошо, что там не было Кинчева, иначе я никогда бы не простил своей поразительной внимательности этот глюк. Но и без Кинчева я обсмотрелся довольно сильно, это не каждому дано. Этому учиться надо, тренироваться долго, как минимум целый день :).

Теперь вся ситуация выглядела совершенно по-другому:
Половина состава "Алисы" решила подкрепиться перед выступлением (они, вероятно, всегда приходят в эту кафешку, ведь она находится прямо в ДК и значит, можно пройти почти никем не замеченным). Люди спокойно ужинали и набирались сил. И вдруг в комнату заламываются два кадра, один из которых весьма похож на АлисАмана, и ни на кого не обращая внимания, пытаются расположиться за соседним столиком. Видимо, обалдев от такой бесцеремонности, все замолчали и стали наблюдать за разворотом событий. А кадры не только спокойно расположились и не хотели покидать насиженных мест, но и вели себя совершенно ни по-АлисАмански - не скакали, не орали "Мы вместе!!!" и не лезли фотографироваться (конечно, даже если бы я всех увидел, я бы не скакал и не орал, а извинился и вышел). Но кадры даже не извинились! Вот и пой потом для них песни, сей в их заблудших душах любовь. Короче, Отцы, видимо долго отходили от нашего внезапного появления. А потом долго над нами смеялись.

Ну мы с Вовчиком, ясен пень, подождали, когда "АлисА" выйдет из своего зала. Они вышли, и пока народ то ли от неожиданности, то ли от большой внимательности никого не заметил, быстрым шагом, глядя куда-то в сторону, прошли на выход. На этот раз я, конечно, всех разглядел. Доброе чешское пиво (О! Вспомнил - "Staropramen") значительно прояснило мой взгляд.

Больше в кафе делать было нечего и мы пошли на концерт. Как ни странно, на входе никакой толкотни не было. Мы сдали одежду (добрая старушка-гардеробщица взяла с меня 5 р. за плечики) и пошли искать пиво. Но сперва нашли прилавок с разными алисовскими футболками-кассетами. Я сразу заприметил кассеты с концертами "Алисы". Кассет было много, а денег с собой мало. Я купил штук пять. Но на концерт с ними не попрёшься, надо сдать в гардероб, а никакой сумки, чтобы сложить, не было. Тогда мы с Вовчиком стали искать и спрашивать у всех пакет. Ни у кого пакета не оказалось. Немного поразмыслив, я договорился с доброй старушкой сложить кассеты в укромное место ещё за 5 р.

И вот, взяв по "Старому мельнику" в пластиковых стаканах, мы зашли в зал. Зал сам по себе небольшой, примерно с половину хоккейного поля, плюс балкон.

Что ещё характерно - АлисАманы в среднем были значительно моложе, чем на сибирских и уральских концертах. Молодежь была весёлая и приветливая. Я щедро угощал всех пивом (в основном не своим, пока Вовка ходил в туалет:)). Пытался познакомиться со стоявшими рядом девушками, но они почему-то не захотели ("А зря...", - подумал я). А также, по мере наполнения зала, отстаивал свое место перед сценой. Концерт, по традиции, задерживался на полчаса.

Вовка сходил за очередной порцией веселящего напитка и пошел занимать себе место на балконе. Он решил обозревать все действо сверху, в спокойной обстановке. И, хотя билеты на балкон стоили на стольник дороже, туда, наверное, пропускали всех, ибо Вовка без труда нашёл себе место. А может и не всех пускали, но зная моего друга, могу предположить, что если бы туда вообще никого не пускали, он бы все равно прошёл (в первый раз очутившись в Москве, Вовка легко устроил себе экскурсию по останкинскому телецентру. Стоявшей на входе охране он сказал, что принес обед своему отцу и даже предъявил в доказательство бутылку молока и батон).

А в зале, тем временем, страсти накалялись все больше и больше. Мы уже несколько раз проскандировали древне-АлисАманскую кричалку "Мы вместе!!!", проорали имя уважаемой группы и теперь все теснее и теснее смыкали свои ряды. Мне даже пришлось отступить на пару метров от сцены (иначе я бы не смог допить свое пиво), благо мои 190 см (учитывая кроссовки) предоставляли мне обзор не хуже, чем Вовке с балкона.

И вот наконец в зале погас свет, поднялся дикий шум и на сцену вышли Отцы. Как все мгновенно завелись, стали бешено скакать и усиленно толкаться, я здесь рассказывать не буду. К этому я был уже готов, и, расставив пошире ноги, активно старался удержаться в более-менее вертикальном положении. Это удавалось с великим трудом, но через некоторое время все относительно успокоились, и я самопроизвольно стал подпевать (а точнее - просто орать как резаный) Кинчеву. К сожалению, голоса у меня нет; и слуха тоже. Да они там и не нужны.

Вообще, всеобщее оранье песен на концерте прикалывает меня больше всего. Причём песни орутся перманентно - начиная с первого аккорда и кончая на последнем. На концертах других групп зал подпевает обычно на двух-трёх самых известных песнях. На "Алисе" поют все, даже самые новые (я, например, перед концертом в Е-бурге специально искал в Интернете, записывал и заучивал слова из ещё не вышедшего альбома "Солнцеворот"). А особенно сильное чувство испытываешь, когда Кинчев замолкает и дает пропеть залу пару строк самостоятельно. Я называю это чувство Единением. Лучше всего это ощущаешь при прослушивании концертной записи. Единение пробирает до мороза по коже!

Как она оказалась в моих объятьях, я не знаю. Просто в один прекрасный миг я почувствовал, что стою как бы на четырех ногах и дышу не пропитанным потом воздухом, а вдыхаю прелестный запах её духов. Ради приличия я узнал, как её зовут, и мы познакомились. Лена была намного ниже меня ростом, и порой ей было практически ничего не видно, кроме колыхающихся голов. Но посадить её себе плечи не было никакой возможности - нас бы повалили в три секунды. Вся масса АлисАманов находилась в непрерывном броуновском движении. А особенно доставали совершенно потерявшие берега кадры, исполнявшие какие-то безумные пляски и разгонявшие при этом народ. Я понимаю - экстаз (буквально по философ. энциклоп. словарю: исступление, восторг; высшая, близкая к умопомешательству степень упоения, при которой появляются слуховые и зрительные галлюцинации), но причём здесь люди вокруг? Особо буйных приходилось успокаивать. А в основном, народ оставался весёлым и приветливым.

...

В отчётах о московских концертах, которые писали АлисАманы на официальном сайте "Алисы", часто упоминалось о том, что цоевскую песню "Спокойная ночь" все слушают сидя. То есть весь народ, который до этого прыгал, толкался и истерично орал, вдруг самостоятельно затихает и садится (в противоположность вставанию), отдавая дань уважения великому музыканту. В этом моменте меня интересовали две вещи: 1) с чего это началось; 2) куда и как умудряется сесть весь зал поголовно?

Если на первый вопрос ответа уже не найти, то ответ на второй я понял на концерте. Оказывается, садиться начинают в основном с задних рядов и дёргают впереди стоящих людей. Таким образом, я почувствовал, что меня сзади тянут за куртку вниз. Я оглянулся, сел (видимо на кого-то), посадил Лену себе на колени и стал дёргать впереди стоящих чуваков. В конце концов, сели все, и в зале несколько минут царило умиротворение.

Потом опять начались "песни", "пляски" и всеобщее безумство. В середине одной из песен на сцену взобралась какая-то девчонка и по-быстрому сфоткалась на пару с Кинчевым.

Была сильная песнь "Мы - православные", которую я давно хотел послушать вживую.

И вот, к сожалению, подошёл конец всего действа. Напоследок Кинчев спел бессмертный гимн "Мы вместе", который, наверное, поднимет даже паралитика.

Включили свет, и мы двинулись к гардеробу. Вовка, как всегда, время зря не терял и уже получал свою одежду. Я ему тут же, через десяток голов, закинул свой номерок и он выудил мою. Но выяснилось, что моя подруга свой номерок потеряла. Мы вернулись в пустой зал, который был покрыт толстым-толстым слоем мусора и, конечно, там ничего не нашли. Пришлось, вместе с другими потерявшими, ждать раздачи всей одежды.

Вовка рассказал, как клёво ему было сидеть на балконе. Конечно, весь концерт он просидеть не мог и на песне "Красное на чёрном" подорвался и отчаянно попрыгал. А я понял, что это был мой последний концерт "Алисы" в партере. В следующий раз я тоже возьму билеты на балкон и буду проникаться там. В толпе перед сценой я уже наполучал ощущений, теперь хочется чего-то другого.

Хочу упомянуть ещё вот о чём. Опять же в отчётах о концертах часто приходилось читать о натуральных зверствах ментов, охранявших концерт. Что они такие-сякие, окаянные, дубинками дубасят, не пускают даже с билетами и устраивают беспредел над несчастными АлисАманами. Прямо таки, "зело бо бояхуся", как сказал один почтенный летописец про тевтонских рыцарей, испугавшихся небольшого отряда монголо-татар. Сразу скажу - ничего такого я не видел. Охрана была довольно вежлива и неоднократно, без особых напрягов, откликалась на наши просьбы. Наверное, как ты к ментам относишься, так и они к тебе. Сейчас, во всяком случае.


Вячеслав Татауров. Екатеринбург

© Константин Кинчев. При использовании материалов ссылка на www.alisa.net обязательна.