ИНФОРМАЦИЯДИСКОГРАФИЯ ФОТОАЛЬБОМ ИСТОРИЯ ПРЕССА АРМИЯ АЛИСА ВПЕЧАТЛЕНИЯ ФОРУМ ВОПРОСЫ БЕСЕДКА
|2013 |2012 |2008 |2007 |2006 |2005 |2004 |2003 |2002 |2001 |2000|

По дороге в небо

Два дня по улицам Питера разливалась "новая кровь". Две самые долгие ночи в году удивленно смотрели, как обычная пурга сменялась огненной. Праздников было тоже два:

15-летие "Алисы" и 40-летие Константина Кинчева.


За сутки-двое до них алые шарфы мелькнули на московском вокзале. "Автобусы и самолёты, пароходы и поезда", а точнее, верные "собаки"-электрички доставляли на берега Невы алисоманов "со всей земли, из гнёзд насиженных". В означенные на афишах вечера красное на чёрном было везде: на улицах и в переулках, в парадных и вагонах метро. Оно рвалось песней, повергало в шок своей пламенной яркостью. И, хотя пламя было безобидным и не обжигало, кое-кого оно раздражало: серого было ничуть не меньше. Цвета не смешивались и незримо боролись за право существования. "Румяные" домохозяйки заметно нервничали, пятились и тщетно пытались обойти это стороной.

А каменные серые фигуры на протяжение всего пути к "Юбилейному" попадались через каждые полметра, вместе с нами входили в метро и "заботливо пасли" до самого Дворца Спорта. Так было и до, и после концертов. Но Корриды не получилось: сами не зная, зачем, менты свезли в отделение нескольких перебравших мальцов, вечером закрыли близлежащую станцию метро, да для вида "оторвались" на Авангарде, "отрывавшемся" у сцены. Знаю по себе - Авагарду достается всегда. Зато процедура пропуска в фойе и зал удивила: раз в 15 лет в "Юбилейном" открыли все двери и начали пуск за час. Предконцертная давка осталась лишь в ностальгических воспоминаниях. Как всегда, "шмонали", но это не помешало мне 12-го декабря (на второй день) пронести через кордон батл пива. Стража полюбопытсвовала, что у меня в рюкзаке. Я простодушно ответила: "Баян" да пара бомбочек. Не видели, что ли?!". "Видели..." - обречённо ответил охранник. И пропустил.

Концерты задерживались. Полный зал нетерпеливо звал группу. Я же наблюдала за теми, кто рядом. Сделала утешительный вывод: "Армия АлисА" - нормально развивающаяся общность. Во время концертов мне приходилось задирать голову и привставать на цыпочки. Это значит, что Армия растет, многиие не бросают "Алису" после окончания школы, считая себя "взрослыми". Концерты прошли относительно спокойно: мне ни разу не отдавили ногу (у сцены-то!). Полудетский фанатизм у многих перерос в серьёзную привязанность. "Торчание" сменилось пониманием. Песни поются не в Пропасть. Заметила, что перед концертом стали меньше пить. Были, конечно, "белые орлы", но были и те, кто их удерживали.

Порадовало и то, что наши ряды пополняет молодёжь. И не тупо балдеющая, а вникающая.

Всё нормально: глубже и светлей песни, изменилась и энергетика. "АлисА" - это по прежнему пламя. Но неистовство костра сменилось откровением свечи.

Итак, Армия немного окстилась, возрастные границы ее расширились. Народилось второе поколение алисоманов: младшие братишки-сестрёнки, а кое-у-кого уже и дети. Короче, я поняла, что алисоманы - нормальная, заблудшая, неразумная, но не тупая цивилизация.

Мои размышления прервал начавшийся концерт.

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ. РЕТРОСПЕКТИВА.

Концерт назывался "ВСЁ ЭТО РОК-Н-РОЛЛ". Раз в 15 лет на сцене встретились обложки всех "Алисовских" альбомов, принявшие вид замшелых полотен. Костя средь них был как седой Лунь, подобный мудрому лесному Духу. Хранителю. Не знаю, как кому, а мне кажется, что такая внешность ему идёт.

Рядом с ним стоял... Святослав Задерий. Вскоре он тихо "испарился". Но все, кто хотел, успели разглядеть, что Кинчев и Задерий - два совершенно разных образа.

Программа получилась лиричной: всем залом пели и "Кибитку", и "Стерха", и "Воздух", и "Плач", и "Пасынка звёзд". Но, конечно, не обошлось без "завода". Концерт начался с "Экспериментатор". Сентиментальные "старые фаны" едва не глотали ностальгические слёзы. "Всё это рок-н-ролл": потёртая шутовская мантия, горящие, но не злобой, глаза, мощные энергетические волны: со сцены в зал, и ответная - из зала на сцену, сотни, и даже тысячи взлетающих вверх рук, шарфы, флаги, реющие над партером, а в спокойных песнях - море блуждающих в полумраке огней: бенгальские огни, свечи, зажигалки. "Да, это - рок-н-нолл": свежее дыхание "старых", но не дряхлых песен, улёт в воспоминания о прошлых концертах и ожидание завтрашнего дня: желание у одних высказать, а у других - выслушать новое.

И вот, наконец, дождались.

ДЕНЬ ВТОРОЙ. ПРЕМЬЕРА.

На второй день мы услышали совесем новую программу - "Солнцеворот". Пока ещё, не прослушав её детально, я удержусь от рецензий. Ограничусь беглыми заметками.

"АлисА" прочно держится за привычный хард-роковый саунд с элементами фолка. В аранжировках придерживается твёрдого принципа "Красота в простоте". Любимой темой остаётся дорога (судя по названиям песен: "Три дороги", "Дорога в небо"). Возрождаются старые хиты ("Моё поколение") и появляются новые ("Я не червонец, чтобы нравится всем!"). Новые песни, как никогда, полны афоризмов ("И смена тысячелетий - лишь улыбка Творца"). И, не в обиду будь сказано: седина в бороду - бес в ребро. Вспомнили старую дразнилку "Звезда свиней".

Да, песен для нового альбома - уже через край. Остается лишь гадать, как его назовут. (Я помню "эволюцию": "Звезда свиней" - "Печать зверя", - "Дурак" - "Дурень").

Под занавес добавлю, что звук был отличный, энергетика - сильнейшая и нарастающая от песни к песне. Второй концерт, по-моему, получился сильнее. (Впрочем, на обоих музыканты отлично выглядели, играли верно и слаженно). В вечер премьеры Доктор Кинчев облачился в старую, подозрительно знакомую (уж не по плакату ли "Я - меломан"?) маечку-рванину. Летний "Мередианный" инцидент, раздутый "Тусовочкой", был исчерпан: "Я всегда любил и буду любить Питер! Я взял на себя обет молчания: между песнями не буду говорить ничего, кроме огромного "спасибо"". Благодарный, отходчивый Питер (да, впрочем, не все и обижались, я, лично, в подьездах не гажу, значит, телега не ко мне) на радостях закидал сцену красными шарфиками и Константин увешался ими, как родившаяся в лесу, аккурат под Новый год, ёлочка.

Прошёл вечер. Концертный угар плавно перетёк в "беседы на сонных кухнях республик объединённых этажей." Мы продолжили "танцы на пьяных столах", глядя, как лёгким дымом улетает ввысь огненная сказка. Куда? Мы знаем. Ведь одна из песен называется "Дорога в небо".

Дарья ВАСИЛЬЕВА. "Зона дельта" (Набережные Челны). № 5, январь 1999

© Константин Кинчев. При использовании материалов ссылка на www.alisa.net обязательна.