ИНФОРМАЦИЯДИСКОГРАФИЯ ФОТОАЛЬБОМ ИСТОРИЯ ПРЕССА АРМИЯ АЛИСА ВПЕЧАТЛЕНИЯ ФОРУМ ВОПРОСЫ БЕСЕДКА
|2013 |2012 |2008 |2007 |2006 |2005 |2004 |2003 |2002 |2001 |2000|

Отчёт о концерте 2 февраля в "Юбилейном"

Суббота, полшестого вечера. Полтора часа до концерта. Народ в переходе метро кучкуется по интересам: менты, нацики, алисоманы, панки, etc. Выхожу наверх, покупаю пару пива. Что ещё делать бедному панку в ожидании друзей в метро? Пью этот божественный напиток, наблюдаю, как превращается в дым и пепел сигарета.

Увеличивается количество защитников правопорядка, барражирующих, наверно, как вертолёты над Грозным полгода назад. Посему меняю место дислокации, открываю ещё пива и вновь наблюдаю за метаморфозами табачных изделий. Далее происходит то, что заставляет меня совершить невозможное с точки зрения морали и совести: выронить сигарету и выплюнуть большую порцию пива. Кто-то прыгает на меня сзади и повисает на спине, как моя многострадальная торба. Оборачиваюсь. Знакомое женское лицо, оскалившееся в радостной ухмылочке. Вспоминаю, как зовут. Далее около полутора минут длится монолог, переводимый только на братские славянские языки ввиду особенностей используемого лексикона, и стряхивание пива с одежды.

Выходим наверх, входим в "Юбилейный". Знакомые лица, улыбки, рукопожатия, приветственные возгласы всё с той же степенью переводимости. Пиво, и не только, гуляющее по кругу. Администратор, в который раз предлагающий не курить в фойе.

И вот мы в зале. Гаснет свет. Очень долго, я бы даже сказал, чересчур долго. Начинается. ОНО, действо, ритуал генерации моря положительной энергии из энного количества тысяч человек плюс пять. Это ОНИ. "АлисА". Первая песня - "Земля". Первый аккорд мощным разрядом проходит через меня. И это именно я начинаю путь. Это именно МЫ принимаем бой. Взлетает ракета, превращаясь в облако маленьких звёзд там, наверху, под самой крышей. Вторая, третья. Крошечный взрыв в трёх метрах над сценой усиливает осознание того, что дымом по воде чего-то там. Уже не важно.

Запах шмали, когда-то любимый, а теперь кажущийся тошнотворным, заставляет уйти назад, за пульт. Вони уже не чувствуется, но видно отсюда похуже, да и народ здесь собрался до непристойности тихий и спокойный, какой-то неестественный на фоне происходящего метрах в пяти слэма.

Силуэт Кости с микрофоном в руках на фоне расходящихся во все стороны лучей прожекторов. Появляется ощущение какого-то таинства, понятного только тем, кто в нём участвует. Двое секьюрити, мелькнувших в зале тенью в лучах звезды по имени Костя (до чего избитая фраза, но по-другому никак не могу сказать), кажутся чем-то лишним, чуждым, кощунственным в этой атмосфере. Идут новые песни, вернее, почти новые. "Небо славян", "Инок, воин и шут", "Родина". И мы все НА САМОМ ДЕЛЕ вместе. Мы все одно целое. Море, исторгающее из своих пучин буруны рук. Почти правильный строй "коз", дружно марширующий по "Трассе Е-95", той самой, старой доброй и любимой. И "Веретено", метафизический образ, одно из начал сознания, веретено, прядущее три нити трёх дорог, одна из которых всё-таки ведёт туда, где бьёт живая вода, ниспадающая на нас, грешных, из-под сплошной облачности Синего дыма этой Спокойной ночью.

Город стреляет в ночь дробью огней, шрапнелью горящих в зале зажигалок, поливает тьму горящим напалмом прожекторов. Стробоскоп многоствольным пулемётом со скоростью икс выстрелов в секунду прошивает пространство зала, этой маленькой вселенной. Ещё пара песен. И ещё несколько... Пятеро магов уходят со сцены, но давно привыкшие благодарные зрители сего представления остаются на местах.

Три минуты дружного скандирования. Сквозь клубы белого дыма на сцену вновь восходят ОНИ. На бис поют то, что уже пели в этот день. Всё, кроме "Синего Дыма" сегодня уже было спето и услышано. И снова сцена пустеет. В зале вспыхивает свет. Я опустошён, но взамен наполнен чем-то новым, свежим и чистым.

Я спускался по эскалатору, смотрел на полукруглый свод наклонного тоннеля, казавшийся мне каким-то фальшивым и неискренним в своей белизне, но не видел его в полном смысле этого слова. Перед моими глазами стоял синий дым, плывущий по небу. Он сворачивался в смерч-веретено, и чей-то знакомый голос как эхо отдавался под стеклянной полусферой с надписью "не прислоняться": опять игра, опять кино.


Strato

© Константин Кинчев. При использовании материалов ссылка на www.alisa.net обязательна.