ИНФОРМАЦИЯДИСКОГРАФИЯ ФОТОАЛЬБОМ ИСТОРИЯ ПРЕССА АРМИЯ АЛИСА ВПЕЧАТЛЕНИЯ ФОРУМ ВОПРОСЫ БЕСЕДКА
|2013 |2012 |2008 |2007 |2006 |2005 |2004 |2003 |2002 |2001 |2000|

Харьков-2002

Всё началось с того, что мне "нужно" было быть в три часа одновременно в трёх местах: на паре - хоть кровь из носа, встречать Ленчика и Доктора на автовокзале и встречать Кинчева под "Украиной". Поэтому утро началось с дилеммы, что делать и как успеть. Конечно, жутко подмывало забить на пары. А с вокзала я, при желании, если быстро поймать такси, могла бы успеть. Я даже созвонилась с Наташкой и забила на вечер стрелу. Но на пару всё равно пошла - решила, что надо. Препод оказался на удивление сговорчивый. На мое робкое: "Можно у вас отпроситься", он покосился на алисовскую футболку и ответил: "Конечно, можно!" И отпустил меня с двух из трёх пар, чем поверг меня в маленький шок - он у нас редко бывает сговорчивым. Так что уж не знаю как, но быть одновременно в трёх местах мне удалось. Автобус не опоздал и прибыл без двадцати три, а такси хоть и кланялось каждому столбу, но за 15 минут доехало. Так что ровно в три мы были под "Украиной". А "Алиса", конечно же, опоздала. Машку мы нашли общающуюся с какими-то ребятами-алисаманами. Сразу же оказалось, что это Лис и Шураев, которые частенько бывают на переписке, а сейчас, я знала это, колесят по Украине. Мы им сообщили, что мы Машка, Маринка, Ленчик и Доктор - они нас тоже помнили. Хоть и никогда мы не влезали в их разговоры, а они в наши. Прикольно так. Никогда не виделись, но все друг друга знают. Разговор получился примерно следующий:
- Вы откуда?
- Москва-Питер.
- Ты из Питера?
- Нет.
- Из Москвы?
- Нет.
- Так откуда?
- Москва-Питер.

Еще был интересный диалог: "Ох, что-то мне плохо?" - "Что с тобой?" - "Трезвею". Лица их были зелёные, у Лиса был хороший фингал, у Шураева - отбитый палец. Они опоздали на поезд, напоили какого-то водителя, и он их довез за десятку. Так они рассказали.

Потом приехала "Алиса". Без Кинчева. Чинно поздоровались. Зашли в "Украину". Водитель автобуса охотно пообщался с нами и сообщил, что Кинчев где-то на радио даёт интервью. Пытался "напугать" нас, что Кинчев может подъехать на мерседесе и не сюда. Правда, на наше "А куда?" не нашёлся что ответить. Не через главный же вход... Мы ещё о чём-то там поговорили и отошли. Решили послушать интервью. У Машки был плейер, на который мы собирались записывать концерт, который можно слушать без наушников и громко. Включили. Нашли его (интервью), конечно же на радио "Точка". Тоже прикольная картина получилась.

Под "Украиной" к тому времени уже стояло человек десять. Все сгрудились над плейером. Кинч как всегда грузил что-то умное. Немного про политику, немного про музыку, немного про телевидение и всё про православие. Ну, все вопросы задавались тысячу раз, все ответы были известны, но все равно было прикольно. Вот он где-то здесь. В 10 минутах ходьбы, где находится офис радио "Точка". Сейчас он попрощается и приедет сюда. Кинч попрощался и приехал. На том же автобусе, что и остальные. Я немного опоздала. Я ходила с какой-то алисоманкой из Волгограда (кажется - заранее сори), показывать, где здесь туалет. Девушка представилась Бесом. Собственно, вид у нее был соответствующий - после шести-то городов. Но мне на самом деле интересны такие люди. Они могут презирать меня за мою правильность, цивильность. За то, что я не смогла ТОГДА сжечь мосты. Тогда, когда был соответствующий возраст. Они могут считать меня пижонкой. Они могут гордиться тем, что они без головы. Они мне интересны, потому что я не стала однажды на их дорогу. А как подмывало стать. А они стали. Она рассказала, что ездит за Кинчевым везде. Что не ездить не получилось. Что знает, что сумасшедшая. Потом дала свое мыло, чтоб мы ей фотки прислали. Короче, когда мы с ней возвращались, издалека увидели автобус, снова подъезжающий к "Украине", поэтому я не успела к началу, успела к середине и рассказывать, чего увидела, не буду. Автограф взять, правда, не получилось, а жаль.

Потом мы сходили похавали, я переоблачилась в более алисовский наряд, и мы пришли на концерт. Встретили Наташку (мою подругу, мною музыкально воспитанную, которая уже столько про "Алису" слышала, но только в первый раз попала на концерт). Встретили мою сестру, дали ей ЦУ, как записывать. Она сидела сзади. Про всякие мелочи, типа, что в проходах стоять не разрешали и как мы их не слушались, как меня толкали и как я ссорилась с ментами, я не буду рассказывать. Всё и так понятно. Расскажу лучше про сам концерт. Программа, естественно, была та же, что и в Киеве. Только не спел "Синий дым" - жалко. На самом деле, Кинчев дома - это совсем другой Кинчев. Я привыкла к нему вне Харькова. В Москве, Киеве мне кажется нормальным - такой Кинчев, который мечется по сцене, заводит зал с первой песни. Мне кажется, что там всегда такой полный аншлаг. Что любая другая группа будет такой же ТАМ. А в Харькове - все спокойные, почти не двигаются по сцене, просто чего-то там поют. Ну, прыгал Гаркуша на месте, ну вытанцовывал Григорян па. Но у всех горело несколько лампочек и те не в тему, это что касается оформления сцены. Все помнили, что вечером будет тёплая постель, а завтра любимая жена. И наполовину заполненый зал звал их на бис, потому что знал, что только сейчас он ещё что-то может от них получить. Завтра - нет. Т.к. заезжают они к нам очень не часто. Звал на бис, потому что знал, что может быть ещё несколько халявных песен. По принципу: а у нас акция - если ты покричишь, то получишь ещё пару песен. Впрочем, продукт уже расфасован, поэтому, если не будешь кричать, всё равно ты их получишь. Т.к. ничего бесплатного не бывает и за эти 10 минут биса тоже заплачено, а цена вложена в твой билет. Я не знаю, может, я очень люблю "Алису". Но мне казалось, что здесь было абсолютно по-другому. Кинчев пел. Заполняя весь зал. Я знала, что так будет. Но стоящий рядом народ не знал. С первой песней, как всегда, я летела к сцене.

С первой песней "Армия Алисы", как всегда, взметнула флаги. Но "как всегда" было для меня. "Как всегда" было для Машки, Ленчика, Лиса, Шураева, Беса, тех кто приехал из Питера или Москвы. А для них это был шок. Но они подхватывали песни, они входили в образ, в действо, они лезли к сцене. И даже первый ряд, хоть и сидел, хоть и был из "пацанов", но ни один не сидел спокойно. А у охранника, стоящего возле сцены лицом к нам, горели глаза. А Кинч пел. И казалось, что пел именно для тебя. Ощущение какого-то простого дружелюбия. Он знает, что его здесь любят. Он рад этому. И он любит нас. А больше ведь и ничего не надо. Концерт мне показался жёстче, чем в Киеве. Он скакал по сцене с самой первой песни. Сцена была явно мала. Да и сам зал тоже. В какой-то момент мне показалось, что "Украина" сейчас рассыплется ко всем чертям. Она не выдержит такого аншлага, такого драйва, такой энергии, которая как резиновый мячик в маленьком кубике, как молекула с хаотичным движением из учебника физики за 7-ой класс - без устали мечется, а вырваться не может. А актёр-Кинчев как всегда строил рожи, скакал, кланялся (особенно мило под "Веретено"). А мне было прикольно, что эти люди не знают, что так должно быть, что половина из них видит его в первый раз. Ведь половине пришедших на концерт лет по 17. А значит, четыре года назад им было 13. И даже если они были тогда, четыре года назад, на концерте, то слабо его помнят. И даже тем, что по 25, четыре года назад было 21. Они были ещё другими, да и Кинч был другим. Они были взведены. Не просто улыбались, наблюдая, а именно взведены. Ну и я, естественно, тоже. Классно, что я ездила в Киев, классно, что мы записывали этот концерт параллельно на плёнку, классно, что плёнка на фотоаппарате закончилась на третьей или четвертой песне, классно, что это был не первый, не второй, не третий мой концерт. Можно было не стремиться запоминать, можно было не вглядываться в знакомые, но в основном по фоткам черты лица - как раньше. Можно было просто получать удовольствие. Я снова послушала "Православных" и снова попыталась понять, почему же всё-таки Кинч её поёт и что он хочет этим сказать. Снова не поняла. Я бы не пела её. Есть на альбоме - и хорошо. Очень хорошо. Она должна была появиться, она появилась, она есть. На альбоме. Но не на концерте... Но, видимо, на то я и не Кинчев. Классно "Веретено" спел. Менее попсово, более театрально. На "Радости печаль" забыл. Спел "Осторожные", а потом забыл: "Че они там делали? Растянули правды меха, а че еще? Разжигали хворост идей, вот че делали. Я извиняюсь. ;)". Запел заново. Такая разрядка. Как-то просто и мило. Как на старых концертниках и домашниках. Когда ушёл со сцены, парень, стоящий рядом, собрался уходить и с видом знатока сообщил мне, что Кинч на бис не выходит. Я его заверила, что выходит - "Еще "Мы вместе будет"...", что, собственно, Кинч не замедлил сделать. Парень посмотрел на меня с безграничным уважением и удивлением. Под "Инока" на бис я уже безжалостно прыгала по чьим-то ногам, орала выученные со скачанной из Интернета песни слова. Народ быстро въехал, где нужно петь "моя Светлая Русь" и на последнем припеве все скандировали, раз семь, а может больше, а Кинч показывал, что классно и был жутко доволен. "Спасибо, Харьков!" В отличие от других городов, дома это спасибо звучало уже лично мне. Я не знаю, может так было на всех концертах, но мне показалось, что он остался доволен. И даже доволен не тем, что всё так хорошо получилось, что так его любят, что он такой хороший. А доволен тем, что ему удалось подарить этим людям праздник, что он (праздник) удался и что люди принесут с концерта домой хорошее настроение и хорошие воспоминания, доволен тем, что мы довольны. Что здесь есть люди, которые его ждали, которые ему рады и которые ему благодарны, и он сделал так, чтобы было за что.

После концерта мы занялись засорением переписки с Машкиного компа. Засорили ее хорошенько. Было как-то хорошо. Весело. По-детски. Потом проводили Доктора. У него еще свой, донецкий концерт был впереди. Он, правда, говорил, что не пойдет, слишком хорошо было здесь. Но мы то знаем... А может, он и не пошёл. Я еще не знаю.

Интересно, что после первого харьковского концерта был какой-то жуткий облом. Что вот я столько ждала, что вот оно случилось, но что больше ждать нечего. Что все прошло. И когда теперь будет снова? Я уже буду большой. А может, даже и не алисоманкой. Что это всё. Сейчас какое-то приятное чувство. Что жизнь идёт, что всё ещё будет. Всё ещё впереди. Всё будет хорошо. Приятно, чёрт возьми.


Маринка Птица

© Константин Кинчев. При использовании материалов ссылка на www.alisa.net обязательна.